Русский

Запад об армянах

05.01.2013 | 05:55

1357381800_armenia_flagВВЕДЕНИЕ

Первые достоверные сведения западных авторов об армянах появились в XVIII веке. Немецкий ученый И.Г.Георги (1729-1802) в 1768 году был приглашён в Российскую империю для участия в обширной экспедиции. Он объехал почти всю территорию государства, побывал и на Кавказе. В своей книге об этом путешествии И.Г.Георги писал, что российская императрица Екатерина II (1762-1796) армянских переселенцев из Крыма в центральные губернии освободила на несколько лет от податей, «определила им вспоможения и предоставила все выгоды, каким пользовались поселившиеся до того в России армяны…». Эрик Файгл: «Когда армянский князь Ашот (Х век.–М.М.) был коронован, арабы и византийцы вместе вручили ему отличительные знаки власти. Армения процветала как полунезависимое буферное государство между арабами и византийцами и, казалось, была довольна этим положением. Сметливость армянских князей, которые умели признавать реальные пределы своей власти и свои политические возможности, была ещё одной гарантией благополучия армян»; «Начиная с 1045 г., на землях Восточной Анатолии, исторического региона Армении, не было ни одного независимого или полунезависимого армянского княжества, не осталось и следа от армянского самоуправления»; «Сулейман Великолепный (османский султан, 1520-1566.–М.М.) завоевал остров Родос, Азербайджан и весь Кавказ, а также Месопотамию… Для армян эта экспансия была поистине счастливым шансом – постоянно следуя по пятам за победоносной армией, они разворачивали свои ремёсла и торговлю на территориях, в сотни раз превосходящих их традиционную зону обитания в Восточной Анатолии»; «Фрэнсис Э.Вильярд описывает армян как мирных людей, у которых никогда не было и не могло быть намерений причинить кому-то зло. Если учесть, какое громадное количество оружия скопилось и было применено в ходе бесчисленных мятежей, то подобные заявления можно расценивать как образец чёрного юмора. 1896 г. был отмечен жуткими террористическими акциями, совершёнными армянами: достаточно лишь назвать сенсационный налёт на Османский банк, сопровождавшийся взятием заложников»; «Золотой век армяноосманского симбиоза: с XV до XIX в. армяне “самый преданный миллет султана”. Армянский патриархат в Стамбуле учреждён самим султаном. Через 8 лет после завоевания Стамбула султан Мехмет Завоеватель (1444-1481.–М.М.) вызвал архиепископа православных армян Овакима из Бурсы в Стамбул и назначил его патриархом.1 Патриарх Оваким стал духовным правителем (и в большой степени также и светским) всех граждан Османской империи. Его власть намного превосходила власть католикоса армян в Эчмиадзине или в Сисе. Никогда в истории армянского народа ни один армянин не имел столько власти и влияния, сколько патриарх Оваким (и его преемники до XIX в.). С самого начала армяне уживались с османским султаном лучше, чем с греками. Армяне между тем с самого начала нашли нужный тон для переговоров с османами, и их власть продолжала крепнуть. Именно армяне обеспечивали в империи чеканку монет. Даже бухгалтерия в имперской казне в Стамбуле велась на армянском языке. Завоевание Константинополя султаном Мехметом Завоевателем в 1453 г. и перемещение армянского православного архиепископа из Бурсы в Константинопольскую патриархию ознаменовало наступление «золотого века» для армян Османской империи, часто в буквальном смысле слова. Внушительный ряд грандиозных строительных проектов был выполнен для османских правителей архитекторами-армянами. Определение «преданная армянская община» в Османской империи стало устойчивым выражением»; «Много раз армяне становились жертвами политических махинаций, разменными пешками в шахматных играх, которые вели Санкт-Петербург и Москва»; «Тот факт, что армяне Эриванского региона, выйдя из-под власти Персии, оказались теперь под контролем России, имел тяжёлые последствия: русские быстро поняли, в каких целях они могут использовать армян. В 1828 г. Эчмиадзин, резиденция католикоса армян, переходит также под правление России»; «Всякий раз, когда России нужны были палачи, она прибегала к помощи армян, чтобы не марать себе руки. Завоевание Эрзурума в 1839 г. – яркий тому пример: в истреблении мусульман были виновны армяне. B то время армяне приобрели для России важное значение. Предусматривалось, что они будут служить пятой колонной. Россия без всякого стеснения использовала армянское духовенство и армянских профессиональных революционеров»; «Сначала представители армян входят в контакт с русскими в Эдирне. В начале войны они единодушно были на стороне своей родины – Турции, теперь же, после разгрома (османов.– М.М.) под Плевной (1877 год.– М.М.) армяне меняют ориентиры и поддерживают политику России. Армяне, желая воспользоваться ситуацией, перекинулись из османского лагеря к русским. Такой поворот событий произошёл, несмотря на обещания в верности, данные в начале войны, в тот момент, когда Османская империя находилась в опасности. Османы никогда не забывали этого вероломства; с тех пор отношения между армянами и османами стали напряжёнными. XIX век – это век три- умфа национальных государств и одновременно век демократического большинства. Но армяне – это не тот случай. Таковы обстоятельства, при которых зарождается армянский экстремизм: группки заговорщиков, которые не желают признавать реальные факты, революционеры, служители церкви, интеллигенция, подстрекаемые большей частью Россией и её миссионерами, прибегают ко всё более безрассудным методам, чтобы произвести как можно больше шума»; «Партия “Арменакан” была создана осенью 1885 г. в Ване и имела свою газету. Целью, заявленной этой партией, было добиться самоопределения революционными средствами. В Ване и его окрестностях члены “Арменакана” имели современное оружие. Их обучали искусству ведения партизанской войны и готовили к “всеобщему восстанию”. Такие действия требовали денег, много денег и много жертв. Аббат Ахтамарского монастыря, что у озера Ван, предполагал внести вклад монастыря по частям. Он отказался заплатить сразу, так как считал, что армяне в Османской империи живут счастливо. Его отказ стоил ему и его секретарю жизни; оба были убиты и четвертованы. Затем их трупы были брошены в озеро. Преемник аббата охотно заплатил требуемую сумму»; «Не надо забывать и о пассивном поведении подавляющего большинства османских армян в этот период. Прежде всего они стремились к миру, но оставались немыми наблюдателями, потому что не желали конфронтации с террористами. На протяжении десятилетий они терпели существование в своих рядах небольшого числа фанатиков. Эти фанатики питали общину абсурдными, утопическими и совершенно извращёнными амбициями относительно армянской независимости. Эти амбиции были неосуществимы уже потому, что нигде в Османской империи армяне не составляли большинства. Экстремисты, становясь всё наглей, терроризировали без разбора как мусульман, так и армян. А после того, как разразилась первая мировая война, они открыто развязали гражданскую войну»; «В истории армян есть нечто ужасное: подавляющее большинство умных, получивших отличное образование, живущих в городах армян позволило манипулировать собой, обманывать и угнетать горстке фанатиков, готовящихся развернуть безумную кампанию. Это большинство притворяется, что не ведает об актах терроризма со стороны «сил интервенции» или «поборников свободы» – эпитеты, которые присвоили себе террористы. Они боятся за свои капиталы, безопасность, жизнь. Они беспрекословно снабжают деньгами террористические группы, а когда разрывается очередная бомба, убивая невинных и респектабельных граждан, они ведут себя так, будто ничего не произошло»; «Перед нами серия документов Министерства иностранных дел Франции, испещрённых кодами дел и регистрационными номерами. Документы недвусмысленно доказывают, что преувеличенная сентиментальность по отношению к «невинным» армянам – это чистой воды пропагандистский ход. Они были воюющей нацией не только на внешних фронтах Османской империи, но и в тылу страны и преследовали лишь одну цель: развалить Османскую империю извне и изнутри»; «Армяне потеряли национальный суверенитет, который, впрочем, существовал в течение всего нескольких десятилетий две тысячи лет тому назад. Их последние полунезависимые княжества, такие как Ани, были раздавлены византийцами (в 1045 г.) или завоеваны мамелюками (Киликия, в 1830 г.). Даже в эту эпоху, когда османы только приступали к завоеванию Анатолии, не существовало ни одной провинции, где бы они располагали этническим большинством или даже тенью независимости. Тем, что они выжили как лингвистическая и религиозная общность, они обязаны лишь религиозной и национальной терпимости османов»; «Как и многие другие, он (А.Дж.Тойнби, английский историк и социолог.–М.М.) разделял заблуждения, что вся интеллектуальная и экономическая жизнь Османской империи зависит от армянских образовательного потенциала и рабочей силы. Для армян это мнение оказалось фатальным заблуждением. Они возомнили себя незаменимыми, и у них появилось твёрдое убеждение, что без них вся экономика и инфраструктура Османской империи рухнет»; «После войны (первой мировой.– М.М.) армянский терроризм достиг своей кульминации. На этот раз целью было уже не только воссоздание «великой Армении» на «исторических территориях великой Армении», царства, которое существовало 2000 лет тому назад на протяжении нескольких десятков лет в регионах, где никогда за всю историю не было хоть какого-то армянского большинства. Новая цель включала реваншизм в борьбе с тюрками в целом и особенно против турецкого народа»; «На нефтяные месторождения Баку и на Азербайджан жадно зарились не только русские и британцы, но и армяне, мечтавшие о контроле над азербайджанской нефтью, которая была необходима для развития экономики, но главное – для продолжения войны (в 1919-1920 годы.– М.М.) против Грузии и Азербайджана. Чтобы достичь этой цели, они не гнушались ничьей поддержкой. Вначале они возлагали надежды на англичан, затем на французов и, наконец, на конфликт между «белыми» и «красными»»; «Степан Шаумян – руководитель aрмянских коммунистов Баку, где он сформировал большевистское правительство, тирания которого намеревалась изгнать или же истребить азербайджанцев. Его целью было «арменизироватъ» Баку любой ценой. Шаумян безропотно следовал приказаниям своего учителя Сталина»; «В этой неразберихе отношений между большевиками, мусульманами, грузинами, абхазами, англичанами и немцами фигурировал и некий Анастас Микоян, который озабочен был одним – спасением собственной шкуры. И он преуспел в этом: министр торговли Микоян был помилован грузином Джугашвили (он же – Сталин). Союз Микоян–Джугашвили казался чрезвычайно странным, так как в борьбе за бакинскую нефть и азербайджанские территории грузины преследовали определённые цели»; «На начальном этапе расчёт англичан использовать армян в качестве союзников во время захвата Баку оправдал себя: армяне делали всё, чтобы захватить столицу Азербайджана и её нефтеносные площади. Здесь работало очень много армянских служащих, в особенности на руководящих должностях. Военное и политическое преимущество армян могло сравниться с их экономическим преобладанием»; «Приход советской власти, несомненно, отдавал Армянскую Республику под советский контроль, так же, как и «русская Армения» была полностью под контролем царизма. Для армян не было большой разницы. После того, как они пролили огромное количество мусульманской и армянской крови, они снова оказались в привычном для себя положении. Они вновь зависели от другого государства. Единственная разница: теперь они находились под властью большевиков, а не под царской властью»; «Армянская церковь располагает прекрасной организацией, неисчерпаемыми финансовыми ресурсами и одарёнными сотрудниками с великолепным образованием. Ясно, что их мирская цель – это создание максимально эффективной и неограниченной власти духовенства; глава церкви, то есть католикос, являлся в действительности монархом. Кульминационные моменты армянской истории, высокие достижения в искусстве, архитектуре и живописи приходятся на то время, когда церковь находилась в апогее своего могущества»; «Абсурдный, но характерный феномен: в самом центре Азербайджана армянские дашнаки, будучи на содержании у коммунистов, создают советскую республику (во главе с Шаумяном.– М.М.), единственной целью которой являлось снабжение большевиков нефтью и наблюдение за сохранением армянского господства в Баку»; ««Дро» (Драстамат Канаян) родился в 1884 г. в Игдыре (здесь находится самое удобное место для восхождения на Арарат). Уже в возрасте 19 лет он присоединился к партии дашнаков и воевал против азербайджанцев в Зангезуре. Он убил князя Накашидзе (бакинского градоначальника.– М.М.) и генерала Алиханова (боровшегося с террористами.– М.М.) и бежал в Турцию. После 6 лет отбывания в безопасной турецкой ссылке он с началом войны 1914 г. возвращается в царскую империю, чтобы бороться против азербайджанцев. В 1918 г. он возглавляет армянские войска, напавшие на соседнюю страну. В конце 1920 г. становится министром обороны Армении и вместе с Тертеряном подписывает акт сдачи своей родины большевикам. Он был военным диктатором всего неделю. Сталин встречал его в Москве, вспоминая, как некоторое время тому назад Дро спас жизнь грузину Джугашвили (Сталину)»; «Его (Дро.-М.М.) абсолютно аморальный образ жизни, подчинённый исключительно яростному национализму, которому он посвятил всё, не понеся при этом ни единой жертвы, даёт основание считать Дро самой зловещей фигурой из действовавших когда-либо в кровавой истории армянского народа»; «Армянские террористы со страстным вожделением мечтают о «великом армянском государстве». Для них не имеет значения, что какое-то подобие такого государства в продолжение очень короткого периода существовало 2000 лет назад, причём в той географической точке, где никогда не было армянского большинства. Ум армянского народа гибок. Уровень их образования превышает средний в результате их трудолюбия. Таким образом, кадры, Рекрутированные армянскими террористами, далеко не просты. Они так артистично выполняют свою работу, что журналисты, историки, кинематографисты, телевизионщики пасуют перед любой попыткой обличить преступника. У армянских террористов всегда есть наготове ритуальная фраза: «Террористическую организацию, несущую ответственность за совершенный акт, оправдывает геноцид 1915 года». Это «рекламное объявление» оплачивается, увы, и кровью и деньгами». Александр КАППЕЛЕР: «Ввиду политической и демографической раздробленности армян церковь играла решающую роль в сохранении их культурной традиции и этнической идентичности. Апостольская григорианская церковь поддерживала свои давние претензии на самостоятельность и тем самым придавала армянам… ореол избранного народа». Роберт ГУЛЕН: «Однажды ночью в Ереване один друг показал мне развалины за жилым домом по улице Кнунянца, дом № 22. Он рассказал мне, что раньше здесь стояла азербайджанская мечеть. Во время погромов она была разрушена и сравнена с землёй бульдозером. Время от времени, послушав очередного армянина, страстно перечисляющего различные варварства и геноцид, совершённые азербайджанцами против его народа, я рассказывал об уничтожении этой мечети. В ответ всегда слышал категоричное и возмущённое отрицание этого факта. Даже Рафаэль Папаян, президент Комиссии по правам человека нового Верховного совета, человек, который до перестройки несколько лет был политзаключённым, утверждал, что эта история не может быть правдой: «Абсолютная дезинформация, – сказал он мне, – единственная мечеть в городе до сих пор стоит, и я могувам её показать». Он не лгал, он просто не знал о том, что произошло. Об этом армянская пресса умалчивала, и жители Еревана этого не обсуждали. Этот факт нанёс бы урон их имиджу цивилизованных жертв». Джордж ОРУЭЛЛ: «Армянин, называющий себя греком, он заставил меня вспомнить поговорку: «Змее верь больше, чем еврею, еврею верь больше, чем греку, но никогда не доверяй армянину». Бруно КОППИТЕРС: «В Армении «титульная нация составляла в конце 80-х годов XX века почти 90% населения, причём с тех пор из-за вынужденной эмиграции значительной части представителей нетитульных национальностей эта доля увеличилась»; «После того, как армянские силы оккупировали азербайджанские территории за пределами Нагорного Карабаха, более полумиллиона азербайджанцев были вынуждены покинуть свои дома»; «Первоначально такая политика изображалась в качестве непреднамеренного последствия собственно военных действий или же как стихийный взрыв насилия среди местного населения. Однако препятствия, которые соответствующие руководители создавали для недопущения возврата беженцев, свидетельствовали о том, что на них ложится значительная часть ответственности за такое положение дел. Можно отметить, что в этом вопросе прослеживается определённая преемственность по отношению к царской и советской политике депортации и принудительной эмиграции, даже при том, что конкретные проявления этой политики весьма различались, а в истории депортаций советского периода можно с большей легкостью выявить подлинные намерения организаторов этих акций, чем в случае недавних конфликтов на Кавказе. Демократизация до некоторой степени затушевала вопрос об ответственности. Она также видоизменила понятие «коллективной войны», которое всё же остается, как и в советские времена, важной темой политических дискуссии»; «Еcть основание считать, что НКР (имеется в виду непризнанная Нагорно-Карабахская республика.- М.М.) является де-факто федерированным с Арменией государством. Связи между Нагорным Карабахом и Арменией базируются не на общей конституции, а на соглашениях между двумя сторонами. Правительства и парламенты формализовали своё сотрудничество. Такие специфические федеративные связи не ослабеют по достижении мирного соглашения с Азербайджаном. Руководство Нагорного Карабаха не откажется от своей надежды добиться политического воссоединения с Арменией»; «У Нагорного Карабаха сложился особый тип отношений с такими международными организациями по безопасности, как ООН, Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), СНГ и Совет по евроатлантическому партнерству (СЕАП), контролируемый НАТО. Правда, Нагорный Карабах не представлен в этих организациях напрямую, но его интересы в них отстаивает правительство Армении. Помимо этого, у Нагорного Карабаха имеется гарантия, что Армения будет защищать его территорию в случае нового конфликта между Степанакертом и Баку»; «Нагорный Карабах иногда называют независимым государством. Однако он представляет собой особый случай такой независимости де-факто»; «Половина бюджета НКР обеспечивается трансфертами из Армении».

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В связи со всем вышеизложенным весьма симптоматично опубликованное ещё до распада СССР мнение современного западного историкасоветолога и публициста А.Г.Авторханова: «Что же касается спора между Арменией и Азербайджаном, какому московскому вассалу – армянскому или азербайджанскому – должен подчиниться Карабах, это пустой и вредный спор. Армяне ведут его с ложных позиций, забывая народную мудрость: снявши голову, по волосам не плачут».

Моисей Мусульманский

Наследие, № 4 (40), 2009

05.01.2013 05:55

Написать комментарий:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

*