Русский

История войны и война истории (1-я часть)

05.06.2014 | 11:26

1401946865_armenija_mapАрмяне Византии приветствовали турок, устраивая празднества и воздавая благодарность Богу за избавление от византийского гнета. Турки дали армянам защиту их церкви, которую византийцы старались уничтожить. Они отменили непосильные налоги, которые византийцы наложили на армянскую церковь и таким образом фактически освободили от налогообложения все религиозные институты. Армянской общине было предоставлено право вести свои внутренние дела по собственному усмотрению, включая религиозную деятельность и образование, и не случалось ни разу, чтобы армян или других немусульманских жителей насильно склоняли к принятию Ислама. Армянские духовные лидеры отправились к султану Меликшаху для того чтобы отблагодарить за оказание им защиты». Другой армянский историк Матиас, писал в своих трудах: «Сердце султана Меликшаха полно доброты и расположения к христианам; он обращался с христианами наилучшим образом, способствуя их проживанию в мире, спокойствии и благосостоянии».  Армяне, которые на протяжении истории изгонялись в разные уголки Анатолии, считались третьестепенными гражданами со стороны римлян, персов и византийцев, только при турков – османов армяне в Анатолии начали пользоваться правосудным, гуманным отношениям. Из всех немусульманских народов армянский больше всех пользовался привилегиями и возможностями, которые были созданы Османским государством для своих поданных. Армяне были освобождены от военной службы и, частично, от налогов, и имели возможность продвигаться в торговле, мастерстве, сельском хозяйстве и административных делах и за свою преданность государству, общую и понятливую жизнь с нацией были окрещены как “миллет-и садыка” (преданный народ). В этих рамках из армянского общества, прекрасно владеющее турецким языком и, даже, ведущее свои обряды на этом языке, вышли видные деятели, которые даже дослужили до министров, советников строительства, флота, иностранных дел, финансов, казны, почтово-телеграфных сообщений, монетных дворов. Однако при появлении России на Южном Кавказе положение и значение армян изменилось. Очень важным моментом т.н. «армянского вопроса» переросшый в армянскую опасность и обернувшееся трагедией как для турецкого так и для армянского народа является начало использования армянами вооруженного террора против этнических турков. Эта агрессивная стратегия дашнаков имело целю освобождение пространства для будущей «Великой Армении». В результате дашнакской деятельности как в Турции так и на Южном Кавказе прокатилась волна волнений, которая унесла с собой жизнь тысяч турков, азербайджанцев, грузин, курдов и армян. С вступлением Турции в Первую мировую войну на стороне австро-германского союза ситуация обострилась до предела – армянский народ оказался между двумя фронтами, так как одна его часть жила в Турции, воевавшей на стороне Германии, но при этом большая часть этого этноса при активной пропоганде дашнаков симпатизировала России. Другая часть армянского этноса по политическим мотивам была поселена Россией на грузинских и азербайджанских территориях, которая непосредственно участвовала в войне на ее стороне. Руководители армянского народа посчитали, что такое положение позволит им создат армянское государство на территориях Грузии, Азербайджана и Турции. Эта стратегия имела целью создание для армянской, арийской нации «жизненного, геополитического, пространства» и построение на территориях «неполноценных» турок, азербайджанцев и грузин «армянской цивилизации», совершенно не задумиваясь на адекватные действия народов на чьи земли они претендовали. Сегодня армянская политика превалирует над историей, так как обвинения в геноциде не подтверждены историческими документами. Это дает основание утверждать, что прав Ив Тернон: «Слишком широкое употребление слова таит в себе угрозу, что оно станет обыденным, а слишком узкое – что оно утратит предупреждающий смысл». История это безусловно наука о патриотизме, каждая сторона в этом историческом конфликте стремится защитить свои национальные интересы, исходя из отмеченного, для обективного освещения важных вопросов истории армяно-турецких отношении мы ниже для сопоставления приведем работы как турецких так и армянских исследователей, дабы читател смог выяснит историческую правду. Для наглядного понимания армянской позиции в период войны необходимо рассмотреть одно событие, случившееся в 1909 году. После волнений 31 марта и аданинского восстания между партией «Единение и Прогресс» и стамбульским отделением «Дашнакцутюна» было заключено соглашение. Ниже приводится текст этого соглашения, опубликованный 3 сентября 1909 г. в газете «Танин». «Для обеспечения независимости родины, защиты ее целостности и политики, устранению инакомыслия некоторых элементов и создания добрых отношений между народами Османской империи Общество «Единение и Прогресс» и Армянский комитет «Дашнакцутюн» пришли к полному согласию по нижеследующим позициям. 1. Договаривающиеся организации не щадя сил будут делать все от них зависящее, чтобы укрепить свободу и способствовать культурному просвещению народа на самой здоровой основе. 2. Будут решительно и целеустремленно бороться в рамках закона с различными реакционными движениями. 3. Считая общей целью сохранение целостности священной османской родины, обе организации будут стремиться к прекращению слухов, циркулирующих в обществе, о стремлении армян к независимости. 4. Обе организации придерживаются общих взглядов на методы развития и возвышения родины (расширение прав илей). 5. Общество «Единение и Прогресс» и комитет «Дашнакцутюн» считают события 31 марта и аданинскую трагедию ошибкой, они договорились совместно добиваться осуществления перечисленных выше целей. В начале лета 1914 г. – в свою очередь свидетельствует Качазнуни, – Турция еще не воевала, но готовилась к войне, в это время в Закавказье стали множиться отряды добровольцев. В соответствии с решением своего Генерального совета, собравшегося за несколько недель до описывамых событий в Эрзуруме, партия «Дашнакцутюн» приняла участие в создании и вооружении указанных групп, заняв, по существу, враждебную Турции позицию… Летом 1914 г. были сформированы отряды армянских добровольцев, воевавшие с турками. Другого быть не могло. За предыдущие примерно четверть века армянское общество воспитывалось в определенном психологическом духе, зарождение которого было необходимо». Когда началались военные действия депутат меджлиса от Эрзурума Гаро Пастырмаджан во главе всех армян, офицеров и солдат 3 Армии, перешел к противнику, России. Вскоре он во главе этих сил начал жечь села и безжалостно вырезать мирное мусульманское население. Вот что пишет Рафаэль де Ногаль: «В ответ на эту резню, вполне естественно, официальные турецкие круги разоружили не успевших бежать армянских солдат и жандармов и направили их на дорожные работы и в обоз. Не могущее быть оправданным предательство армянских соединений, резня, учиненная армянами в Башкале, Сарае и Баязете, вызвали беспокойство у турок и опасения, что армяне, находящиеся во внутренних вилайетах, в Эрзуруме и Ване, поднимут восстание и ударят по ним стыла. Спустя несколько недель после моего прибытия эти опасения оправдались. Армяне Ванского вилайета в массовом порядке выступили против нашей экспедиции в Иране». Армянская сторона совершенно по другому представляет начавшееся события: «В годы Первой мировой войны осуществлялся геноцид армян со стороны младотурецкого правительства Османской Турции в отместку за участие последних в войне на стороне России. В советской и зарубежной литературе поведение армян оценивается как жертвенное, безынициативное, пассивное, ни слова не говорится об их сопротивлении, самооборонительных боях в Западной Армении, в которых армяне смогли самоорганизоваться и даже нанесли карателям ощутимый урон. Это имело место в Балу, Харберде, в Тароне, Сасуне, Еозгате, Шапин – Гарахисаре и в Киликии. До геноцида 1915 г. в области Тарон насчитывалось 700 армянских сел, два поселка городского типа и пять городов с коренным армянским населением в 180 тыс. человек. Насилия против армянского населения Тарона начались 15 мая 1915 г., когда в мушскую долину вторглись вооруженные курды из Буланухского, Алашкертского, Манцикертского, Хнусского и Вардинского уездов, которые недавно вместе с частями регулярной турецкой армии истребили 25-ти тысячное армянское население Хнусского уезда.» Однако армянский автор ничего не говорит о том, чем были вызваны действия турецкой стороны. А вот что пишет Филипп Прайс: «С началом войны армяне этих районов (имеются в виду восточные вилайеты) установили тайные связи с русскими властями на Кавказе и начали нелегально вербовать в турецких вилайетах добровольцев для русской армии». Заявив о своем гражданском долге, армяне тут же начали сотрудничать с врагом, – пишет Филипп де Зара, – Подобное лицемерие, конечно же, очень далеко от верности долгу. Однако невыполнение христианскими подданными султана самого священного гражданского долга не воспринималось европейцами с осуждением, ибо Европа, требуя то независимости, то автономии для армян, поощряла их на предательство. Вместе с тем, кто может осудить турок за то, что они, по действующим во всем мире законам, сочли сотрудничество с врагом ничем иным, как изменой родине?.. Создающие смуту внутри страны комитеты способствовали успеху наступления русских войск, нападали на отступавшие турецкие войска, грабили обозы, создавали партизанские банды. В восточных вилайетах дезертирство приняло массовый характер, из армянских дезертиров было сформировано множество полков под командой русских офицеров. Там и тут вспыхивали восстания. В Россию бежали два армянина-депутата турецкого парламента. Издания, призывавшие к мести, учили армян пытать турок, заставить плакать турецких матерей. Преступления армян не вызывают никакихсомнений». Совершенно не понятно, что дольжна делат страна которая вовлечена в мировую войну и когда часть ее населения переходит к врагу и вместе с ней ведет борьбу против той страны где живет? Армянские ученные освещая этот вопрос все свои начинания сваливают на турок: «В марте 1915 г. турецкие регулярные войска и вооруженные курдские отряды с юга и севера вторглись в Сасун. Местное армянское население поднялось на борьбу. Руководителями самообороны Сасуна стали дашлаки Рубен Тер-Минасян (Рубен-паша) и Ваган Папазян (Коме), а также местные деятели Корюн, Мкртич Болеян (Мчо) и другие. Первые тяжелые бои имели место в апреле-мае в районах Талворик и Хранк. Здесь командирами армянских боевых отрядов были Мушег Сасунский и Тигран Алиджанский. Отрядами в районе Шеен-Семал руководили Чоло, Казар Шеникский, Манук Семальский и Адам. В этот период военное положение сложилось не в пользу правительства Энвера. Развивалась русская победа в Сарыкамыше, турецкие беженцы волнами хлынули на запад и в центр Малой Азии. Англичане приступили к операции по захвату Чанаккале – входа в Стамбул, Болгария оказалась в тылу противника. Если бы не острая необходимость, трудно было бы представить себе более неблагоприятного времени для принятия решительных мер против армян. Меры были приняты» . Как видно армяне в этой войне выступают не как овечки, а как сторона военных действий. И еще одно свидетельство. «В апреле армянские мятежники захватили город Ван, – пишет Феликс Вейли. – Под руководством Арама и Вартана был создан армянский генеральный штаб, и 6 мая очищенный от мусульман Ванский вилайет был сдан русским войскам… Среди самых известных армянских вожаков находился и бывший член турецкого парламента, действовавший под кличкой Гаро и с началом военных действий возглавивший армянскую добровольческую армию Качакир Пастырмаджан… Известно, что усилия турок в сентябре 1914 г. по завоеванию поддержки дашнаков в войне против России не увенчались успехом, и эрзурумский армянский съезд принял решение о нейтралитете армян. Однако вскоре руководители партии, получившие в свое распоряжение русские бомбы и оружие, показали, как они понимают нейтралитет, и турки, вполне справедливо, обвиняют в оккупации севера Малой Азии, осложнении защиты родины от захватчиков армянские банды». «Главными руководителями ванских армян были член партии “Дашнакцутюн” Ишхан (Никогос Погосян), Арам Манукян и депутат турецкого парламента Врамян (Оник Дерцакян). Губернатор Вана Джевдет с помощью обмана смог организовать убийство Ишхана и Врамяна, однако об убийстве Врамяна в городе не было известно. 4 апреля, получив сведения об аресте Врамяна, духовный предводитель армян Вана архимандрит Езник отправился к Джевдету, требуя у него сведений о Врамяне и Ишхане. Джевдет ответил архимандриту, что Ишхан казнен по его приказу, и Врамян также арестован по его приказу, и добавил: “Эта страна должна быть или армянской или турецкой, больше две нации вместе жить не смогут”». Вот так, армянам почему-то не хотелось жить? Армянские исследователи не могут упустит случая и во всем стремятся обвинит турецкую сторону. «Для обороны Вана важным стратегическим пунктом являлся монастырь Варага, находящийся на дороге из Вана в Персию. Если бы самооборона Вана потерпела неудачу и население вынуждено было оставить город, дорога через монастырь стала бы воистину дорогой спасения. Имея в виду такое важное значение монастыря еще перед началом войны, турецкие власти сосредоточили в нем 30 вооруженных жандармов. Военный совет самообороны города для освобождения монастыря от жандармов направил туда отряд вооруженных армян в 250 человек. Узнав о подходе армянского отряда и поняв, что они могут попасть в плен, турки, убив 80-летнего настоятеля монастыря протоархимандрита Вртанеса Тевканца, ключаря монастыря архимандрита Аристакеса Катекчяна и четырех монастырских служек, убежали из монастыря. Когда 7 апреля турецкие войска подступили к городской стене Вана, чтобы атаковать и захватить город, восставшие ванцы уже ждали врага, хорошо подготовившись и вооружившись. С этого дня началась 27-дневная героическая самооборона ванцев. В это время в Ване находилось 70 тыс. армян, как жителей города, так и прибывших туда из окрестных сел. Кроме Военного совета в городе были созданы и другие организации военного времени: Красный Крест, Организация для сбора средств и другие. Военному совету оказывали необходимую помощь настоятель Ахтамарского монастыря архимандрит Даниил Ванский (Задоян) и епархиальный викарий архимандрит Езник. 21 апреля 1915 г. губернатор Джевдет направил личное послание архимандриту Езнику, в котором требовал сдать все оружие, находящееся у армян, и подчиниться османскому правительству. Архимандрит Езник ответил губернатору: “Мы не непокорны османскому правительству, и продолжаем быть покорны государственным законам. Посему для выполнения ваших требований просим прислать двух ваших представителей”. Для переговоров с восставшими Джевдет-бей направил богатого торговца Галуста Читечяна и жандармского тысячника Ахмед-бея. Со стороны армян в переговорах приняли участие архимандриты Езник и Даниил и адвокат Мирзаханян. Начавшиеся переговоры закончились безрезультатно, так как турки хотели лишь одного – разоружить ванцев, подвергнуть их депортации и истреблению. Сопротивление армян продолжилось, и атаки турок не приносили им желаемого результата. 5 апреля 1915 г. разведывательный русский отряд и армянские добровольцы под командованием русского офицера Озола и командира армянских добровольцев Хечо вошли в Ван, а на следующей день в городе уже были передовые войсковые части Кавказского фронта под командованием генерала Николаева и армянские добровольческие дружины под командованием Вардана, Кери, Дро и Амазаспа.Храбрость и надежда на помощь доблестного русского войска явились причиной победы и спасения ванских армян пишет армянский ученый. Ясно, что турецкое правительство не могло быт равнодушным к происходящим событиям и молча смотрет на армянские издевательства, стремящиеся оторват от турецкого государства определенные территории для создания собственного. Правитель Ванской губернии Джевдет-бей лично занимался планированием истребления и депортации местных армян, пишет армянский ученый и совершенно не упоминает причин такого действия турецкого правительства. В августе 1914 г. была арестована и вскоре расстреляна группа руководящих деятелей партии Гнчак. Спасшиеся от резни селяне добрались до города Ван и рассказали о резне армянского населения сел области. Население города взялось за оружие. Началась самооборона города. О том, что в городе Ване перед Первой мировой войной большинство населения составляли армяне, свидетельствовал путешествующий летом 1914 г. по Западной Армении новонахичеванский священник Рубен Бекгулянц. Он писал: “На улице слышится лишь армянская речь, турок почти не видно, а о курдах ничего не слышал». Приведеный текст армянского автора еще одно свидетельство того, что армяне стремятся показат, что в этих местах вовсе не жило турецкое население, и что все жители были армянами, а где живут армяне по их мнению безусловно дольжно стать Арменией. 26 ноября 1914 г. в селе Арчан курды обокрали приходскую церковь и вырезали несколько армянских семей. 18 декабря турки, ворвавшись в село Молла-Сулейман, загнали армянское население в мечеть и, отделив мужчин от их семей, увели последних за село и всех перебили. Одними из первых жертв среди ванского духовенства стали католический аббат Иурикян и духовный предводитель Зеткана архимандрит Абраам. Около 80 вооруженных армянских повстанцев были сконцентрированы у села Ишхани Гом уезда Айоц-Дзор. Командирами повстанческих групп были Ованес Пароян из села Харома, Седрак Шагоян из Харакана, Арменак Мухси-Похакян из Кзлтаха, а также священник Акоп и Акоп Мутоян из села Ишхани Гом. Они умело руководили боевыми действиями, никто из бойцов не оставил позиций и не сдался на милость победителя, и это в то время, когда на позиции армян наступали турки, численность которых достигала 1000 солдат при 4 пушках. Лишь после того, как закончились патроны, армянские добровольцы оставили свои позиции и отошли в направлении монастыря Варага. Как видно шла открытая война внутри Турции с армянскими отрядами. Гурам Мархулия “KarabakhİNFO.com”

05.06.2014 11:26

Написать комментарий:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

*