Русский

Моя судьба чернее волос…

06.11.2012 | 07:29

???????????????????????????????Моя судьба чернее волос…

 

 

Отец, перед глазами которого армяне убили двух его сыновей.

– Саттар Агаев захочет рассказать нам о своем горе?

– Житель г.Ходжалы Гаджи Саттар Агаев. В феврале 1988 г. армянские фашисты поднялись на ноги , чтобы включить Нагорный Карабах в состав Армении и стали проводить демонстрации. В это время ходжалинцы стали протестовать им и с нашей стороны получили достойный отпор. Они неоднократно атаковалии Ходжалы и с потерями отступали. Эти события день ото дня дошли до состояния войны. В то время эти события называли “национальным конфликтом”. 25 декабря 1991 г. армяне подожгли деревню Мешели и живущие там семьи были заживо сожжены…

Тогда я работал бригадиром в хозяйстве. Национальная армия только формировалась. Двое моих сыновей служили в армии и сражались с армянами. Я собрал аксакалов и провел собрание. Составили протокол, согласно которому 3-5 старейшин по очереди должны были ходить на посты, чтобы помочь нашим солдатам. Продолжалось это до февраля 1992 года. Каждый вечер встречались с командиром воинской части и вместе ходили на посты. В ночь с 25 на 26 февраля, командир воинской части внезапно пришел ко мне и сказал, что вокруг Дагтепе собралось большое количество танков и бронетранспортёров. Кажется, армяне планировали широкомасштабную атаку. Я пошел с ним в пост. Думал, что как и всегда заставим армян заткнуться и вернемся назад.

Армяне танками и БТР обстреливали наши посты. Начали с аэропорта. Потом наш солдат Сакиф сказал, что армяне убивают турков-месхетинцев, сжигают их дома, приближаются к нам. Между постом и моим домом было 500 метров расстояния. Не имея в руках достаточного количества техники и оружия, мы стали ползая отступать. Я вернулся в свой дом. Увидел, что дома никого нет, двери закрыты. Служившие в Национальной Армии сыновья были в посту, а младшего сына с матерью дома не было. У нас была большая школа, каждый вечер, когда начинался обстрел, с целью защиты, старики, женщины, дети собирались в подвале помещения. Вновь все собрались в подвале. Мы видели, что помощь не поступает, армяне все вокруг уничтожают и поджигают. Мы вышли из подвала и начали идти в сторону реки Гаргар. Перешли реку, разделились на два направления, с ключа Аскеран взяли курс на Гюлаблы. Я и два моих младших сына пошли в сторону Гюлаблы, младший сын был с матерью. Я сказал сыновьям, чтоб не отставали от своих товарищей, шли с ними, а сам найду вашего брата и мать, вернусь. Они ушли, я нашел свою супругу и сына, он был в тяжелом состоянии. Сын, увидев меня сказал, что голоден. От стресса у меня отнялись ноги. Все ушли, а я не мог ходить, остался в заснеженной дороге.

Мамед, который работал со мной, увидев меня решил, что я ранен. Он не смог мне помочь, пэтому я не согласился принять его помощь. Нашел поблизости ветку и с его помощью начал ковылять в сторону идущих. Вижу они стоят, спросил у них, что там случилось, ответили, что армяне перекрыли путь. В это время начали обстреливать, мы не смогли убежать ни в какую сторону, поэтому спрыгнули с холма вниз. Все разбежались, а мы остались на месте. Я не мог двигаться, супруга хотела звать на помощь, но в этой суматохе

все думали лишь о себе, кто мог мне помочь? Отправил с ними жену, сказав, что отдохну и вернусь с сыном. В ту ночь я остался с сыном в лесу. Погода была морозная. Издали увидел двоих, приближающихся к нам, подумал что это наши, оказалось, что это армяне. Я попросил у них помощи. Они отобрали у меня ребёнка, стали меня бить и скинули с долины вниз. Я не мог встать, не мог защитить сына. Они связали мои ноги и перетащили в штаб. В той деревне меня многие знали.

В штабе мне сказали, что знают меня и поэтому не убьют. Спросили меня про ОМОН и армию, присутствующую в Ходжалы. Если бы в Ходжалы была армия, то армяне не смогли в течение часа ее захватить. Они интересовались, есть ли кто-нибудь из моих сыновей, служащих в армии. Я естественно, это отрицал. Они ушли, а затем показали мне паспорт моего сына. Спросили кто такой Агаев Захид Саттар оглы? Когда я ответил, что не знаком с ним, стали меня бить. Потом они увели меня в другое здание. Внутри было темно, лишь стоны ходжалинцев резали слух. Пришли с лампой в руках и нагнули ее к моему лицу. Уложили передо мной тело моего погибшего сына. Это было самой нежелательной сценой, которую я хотел бы видеть в своей жизни. Они не дали мне возможность обнять тело сына. Перевели меня в другую комнату, стали пытать, выдернули все зубы. Я потерял сознание. Очнувшись увидел, что во рту не осталось ни одного зуба. Затем из числа 150-200 человек выбрали меня и нескольких человек, посадили в КАМАЗ и повезли. Когда проезжали Ходжалы, остановили машину, избили нас до потери сознания, хотели проехать наши тела машиной, передумали, загрузили нас в КАМАЗ как мешки с картошкой и продолжили путь.

Проезжая местность “Ханский сад” вновь остановили машину, там была огромная яма, хотели бросить нас туда, но передумали. Отвезли в другое место. Там долго нас пытали, не кормили, 3-4 раза в сутки избивали до потери сознания. Казалось, что армяне не человеческого рода, звери, куражились, причиняя человеку страдания.

Рядом с нами был парень, их было 3 брата, двоих обменяли, остался он. Бедняжка умирал от голода и жажды, мы не могли ему помочь. Так и умер в мучении. Рассказывая сейчас, как будто заново переживаю те мгновения. Через несколько дней нам дали сухой хлеб, но мы не могли есть, так как дёсны были в ранах, горло пересохло, не могли прожевать и проглотить хлеб. По проишествии нескольких дней нам дали воду, троим одну чашку воды. Дали мне чашку с водой, захотел напоить и товарищей. Палачи приставили автоматы к моей голове и приказали выпить все самому. Тогда мне было 55 лет. Через 35 дней, после пыток и страданий меня и нескольких моих товаорищей обменяли на армян, нас привезли в Азербайджан. Долгое время я лежал в больнице. Да уж…

– Что Вы посоветуете молодым?

– Пусть молодые не падают духом, денно-нощно защищают Родину, служат отечеству больше, нежели своим семьям, пусть берегут Родину. Армяне ничего не смогли бы сделать, если бы не помощь внешних сил. Обращаюсь ко всем аксакалам и молодежи, защитим наши земли. Наш народ всегда был сильным, ни перед кем не склоняли голову, всегда были победителями. Мне 74 года, слава Аллаху, еще здоровый, пойду вместе с молодыми освобождать наши земли. Мы объединившись, по приказу Президента должны освободить свои земли. Мы не должны оставить их армянам. Они по доброй воле земли не вернут. Нужно объединиться, действовать сообща. Наша армия, молодежь, аксакалы должны с честью защитить Родину. Внутри нас были враги, предатели, имеющие связи с армянами невежды, нечестивцы, поэтому мы и проиграли. Если бы мы были едины во всем, никогда на войне

не проиграли. Лучше умереть, увидев свои земли освобожденными, нежели жить как сироты, с болью в сердце о малой Родине.

Дай Бог, с божьей помощью сплотившись вокруг Президента освободим наши земли. Я живу с этой надеждой.

Айсель Талыблы

06.11.2012 07:29

Написать комментарий:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

*