Русский

На вечные времена – и ни минутой дольше

02.10.2013 | 07:18

1380704521_bbb“Да куда она денется!”

Это первое, что говорят российские эксперты, когда начинаешь пытать их вопросом: а не отвернется ли Армения от России по примеру Грузии или, скажем, Молдавии?

Действительно, совпадение геополитических интересов в изменившемся мире вывело Россию и Армению на уровень стратегического партнерства. “Армения в Закавказском регионе – это единственная страна, отношения которой с Россией не оставляют желать лучшего, – говорит директор Центра политической конъюнктуры Валерий Федоров. – Более того, Армения – единственная страна, которая связана с Россией отношениями оборонного союза. И единственная страна, которая не высказывает никакого желания удалить российские военные базы со своей территории, напротив, настаивает на усилении российской военной группировки”.

Что заставляет сегодня Армению быть верным российским партнером, не надо долго объяснять. У нее напряженные отношения с Турцией, не желающей признать свою историческую вину за геноцид армян. У нее хронический конфликт с Азербайджаном из-за Нагорного Карабаха. Поэтому она не только не возражает против российского военного и пограничного присутствия, но и считает его важным фактором своей национальной безопасности. В свою очередь и Россия, чьи позиции в Закавказье заметно ослабли, нуждается здесь в надежном форпосте. “Мы понимаем этот форпост широко не только в военном смысле, – сказал заместитель министра иностранных дел Армении Гегам Гарибджанян. – Мы с Россией уже 250 лет – с тех пор как присоединились. И за это время в Армении никогда не было ни антироссийских, ни антирусских настроений”.

Я спросил господина Гарибджаняна, удовлетворен ли он качеством нынешней дружбы. И получил неожиданный ответ: “Нет, не вполне”.

Отданы и забыты

Для полной удовлетворенности партнерством Армении не хватает “цемента” – экономических связей. Что такое 240 миллионов долларов годового взаимного товарооборота? Примерно столько Ереван платит Москве за газ.

Торговое сальдо складывается в пользу России. В структуре российского экспорта неизменно преобладают топливо, необработанные природные алмазы, продукция алюминиевой промышленности, машины, оборудование. Армянский экспорт тоже традиционен – пищевые продукты, вино и коньяк.

Объем российских капиталовложений в экономику Армении – 200 миллионов долларов. Это не более 25 процентов всех иностранных инвестиций.

Армения полностью рассчиталась с Россией по долгам. Причем самым тяжким способом: в погашение просроченной платы за ядерные энергоносители в собственность РАО ЕЭС была отдана Армянская атомная электростанция. Точнее, РАО ЕЭС пока только управляет ее финансовыми потоками, но в ближайшие полтора месяца окончательно вступит в права собственника. Наряду с Севано-Разданским каскадом российский энергетический холдинг станет владеть и “Электросетями Армении”.

За долги были переданы России еще четыре высокотехнологичных предприятия. Но чтобы они заработали, вышли на полную мощность, требуются крупные вложения, с которыми Россия не спешит. “То, что эти предприятия не функционируют, нас не может не беспокоить”, – с дипломатическим изяществом высказался заместитель министра иностранных дел Армении Гегам Гарибджанян. Не уступая ему в корректности, российский посол Николай Павлов сказал о том же самом: “Эти предприятия работают пока не так, как хотелось бы нам, их хозяевам”.

Лидеры здешней оппозиции выражаются определеннее. “Это не экономическое сотрудничество, а, по сути, закабаление, – говорит председатель Демократической партии Армении, депутат Национального собрания Арам Саркисян. – Надо было создавать совместные предприятия, а не передавать армянские в российскую собственность. Чтобы отношения были партнерскими, они должны быть равноправными. Но пока мы видим одно: Россия хочет иметь в Армении как можно больше рычагов влияния, в том числе и влияния экономического. И наши власти ей в этом потакают. Нельзя уступать стратегическую собственность. Она – основа нашей стратегической безопасности”.

Паркет в казарме

Вам доводилось видеть паркет в армейской казарме? Нет? Значит, вы никогда не были в расположении 102-й российской военной базы, дислоцирующейся в Армении. А я там побывал. Паркет, доложу вам, натуральнейший, никакой не эрзац. В комнате досуга – декоративный камин, аквариум с рыбками, телевизор “LJ”, магнитофон “Sharp”, мягкие кресла и диван. Все как в холле приличной гостиницы.

Это Армения – нашим военным? Нет, российские казармы на окраине Еревана появились в николаевские времена. Когда-то здесь стоял казачий полк, потом располагалась советская воинская часть. А с 1995 года, согласно межгосударственному договору, эта земля со всеми расположенными на ней помещениями на 25 лет передана России в безвозмездную аренду.

В Ереване базируются мотострелковый полк и приданная ему авиационная база. Российский воинский контингент в Армении – 4 тысячи человек. Представитель этого контингента подполковник Карен Хачатрян водил меня по территории части, где за последние несколько лет побывали и президент Путин, и министр обороны Иванов, и председатели обеих палат российского парламента Миронов и Грызлов. Кто бы из российских государственных мужей ни приезжал в Армению, посещение 102-й базы – обязательный пункт официальной программы. Поэтому паркет в казарме еще не вздыбился, рыбки в аквариуме не передохли, телевизор – в полнейшей исправности.

– Выступал здесь наш министр обороны, отвечал на вопросы.

Я спросил, на какие же.

– Ну какие вопросы могут быть у офицеров к министру обороны? Чаще всего один: когда жильем обеспечат?

Карен Хачатрян занимает служебную квартиру в городе. Большинство офицеров живут либо так же, как он, либо в общежитии на территории базы. Собственного жилья нет ни у кого.

Рядовой состав – тот безоговорочно доволен службой, говорит Хачатрян.

Климатические условия – не Хабаровский край, в казармах – сами видите. Хотите побеседовать с солдатом? Сейчас организую.

В какую-то роту был тотчас отправлен посыльный, и минут через пять по командирскому зову прибыл рядовой Николай Удовыченко. Ему 20 лет. Он из Майкопа.

– Нравится здесь служить? – спросил подполковник

– Так точно.

– Ехал сюда с желанием?

– Да. Когда меня призывали, военком спросил: хочешь служить за границей? Я сказал: хочу. Ну вот, считайте, отслужил. Полтора месяца осталось.

– Ты когда в городе бываешь, тебя местные ребята не задевают, оккупантом не обзывают?

– Не, никогда. Нормальное отношение.

Рядовые 102-й базы в увольнение ходят тем не менее только в сопровождении офицера. Таков порядок, объясняемый одним словом – заграница.

Русские не сдаются

До распада СССР русских в Армении было 53 тысячи. Сейчас их осталось 10 тысяч. Опеку над ними осуществляют пять общественных организаций, в названиях которых на все лады склоняются слова “русский”, “славянский”, “россияне”.

“Денег нам Россия не дает, – сообщает Иван Семенов, исполнительный директор Фонда помощи и содействия российским соотечественникам Республики Армения. – Поэтому я все время в поисках спонсоров. Через наш фонд российское посольство осуществляет выплаты малоимущим”.

А еще, по словам исполнительного директора, фонд проводит культурные мероприятия. В этом году, собрав с миру по нитке, устроили концерт “Чайковский на армянской сцене”, отметили

100-летие Шолохова. “Наша цель – объединить славян, сохранить с Россией единое культурное и образовательное пространство. Были бы деньги, мы могли бы создать русские фольклорные ансамбли, постарались возродить наши национальные традиции и обычаи”.

В этой пробудившейеся тяге к выставляемым напоказ русско-народным песням-пляскам, расписным самоварам, казачьей амуниции есть некий вызов. А скорее наоборот – ответ на вызовы постсоветской реальности.

В консульский отдел российского посольства в Армении время от времени приходят письма примерно такого содержания: “Прошу ходатайствовать о предоставлении мне и членам моей семьи статуса вынужденного переселенца. На это имею следующие основания. Мы – русские. Я – специалист с двумя дипломами об образовании. Но вынужден ехать в Россию в поисках работы”.

Безработица среди русского населения здесь действительно высока. Но в правдивое повествование людей, ищущих прибежища в России, для густоты картины нередко вплетается и отчаянный вымысел: “Совсем мало осталось газет на русском языке, по телевизору – только республиканские передачи…” Не надо, по телевизору – и российский эфир. Программы Первого канала, “России” и “Культуры” постоянно присутствуют в сетке армянского вещания. Мало печатной периодики на русском языке? Девять газет и один журнал – недостаточно для 10-тысячной диаспоры?

Впрочем, болезненное осознание своей ущемленности не нуждается в фактах. Иван Семенов честно признал: “Некоторые русские у нас стали спекулировать на национальном вопросе. Чуть что – кричат о дискриминации. Хотя, я считаю, армянским властям кое-что не мешало бы предпринять. Например, открыть русские школы, сделать русский язык вторым государственным”.

На массовые акции в защиту прав русскоязычного населения в Армении еще никто не поднимался и вряд ли поднимется. Кому совсем невмоготу, тот без шума и демонстраций продает квартиру, собирает вещи и просто уезжает отсюда. Чаще – в Ростов-на-Дону, Краснодарский край.

“Это все очень болезненно, но естественно и неизбежно, – сказал мне мой ереванский коллега с русской фамилией, давно для себя все решивший. – Иные, как беременная десятиклассница, думают: может, еще рассосется? Не рассосется. Братской Союзной Республики Армения больше не существует. Есть независимое суверенное государство со своими национальными приоритетами. Жить здесь, признавая эти приоритеты, или отправляться на историческую родину, где тебя никто не ждет, – это каждый решает сам. Тяжкий выбор, но иного, увы, не дано”.

Капустой единой…

С Иваном Семеновым едем в Фиолетово. Из 22 русских сел, существовавших когда-то в Армении, только два уцелело – Фиолетово и Лермонтово. В них живут молокане – предки русских сектантов, два века назад сосланных в Закавказье за отход от канонов православия. Живут, не уезжают. Их пресвитеры говорят: “Наши прадеды пострадали за веру. Они терпели, и нам надо терпеть”.

В Фиолетове четыре сотни домов. Сами дома преимущественно добротные, просторные, о двух этажах, но все вокруг тронуто разрухой – дорога в ямах и колдобинах, во дворах беспорядок. И нам всем – печать хозяйственной и просто человеческой немощи. Что неудивительно: Фиолетово населяют в основном старики.

Почти у каждой калитки стоит табуретка, на ней – кочан капусты. Или кочан подвешен к дереву, нависающему над оградой. Это вещественный призыв, даже скорее мольба, обращенная к оптовикам, по осени наезжающим в Фиолетово. Село живет капустой с огородов. И еще картошкой, но здешняя капуста славится больше. На ереванском рынке только ее и берут.

– Вот повесил, – невысокий старик с длинной, как у всего молоканского мужского сословия, бородой кивает на кочан. – Неделю висит, и все нет покупателя. Беда…

Это Павел Ионович Дьяконов. Капусту он выращивает на пару с женой Марией. Она моложе его на пять лет, а ему – 69. Сын Иван десять лет назад, не вняв пресвитерским наставлениям, уехал в Краснодар.

– Плохо земля уже родит, – говорит Павел Ионович.

– Почему?

– Устала, видимо. Наши предки на ней больше века хозяйничали… Да теперь еще и не продашь капусту нашу. С ней морока одна.

Старик рассказывает, как в былые времена возил свой товар в Ростов, Краснодар, Волгоград, Саратов, Херсон… А теперь куда? Все дороги в Россию блокированы.

– Нынче вырастили десять тонн и не знаем куда девать. Приезжают оптовики, дают за кило двадцать пять драм (1 руб. 80 коп. – “РГ”). Скупо, конечно, но мы и этому рады. Если бы не капуста, вообще бы тут сгинули.

В разгар нашей беседы к Дьяконову приходит сосед, Алексей Николаевич Новиков, такой же старый и бородатый. И сразу включается:

– К нам приезжал недавно Рыжков Николай Иваныч, ему бюст установили в Спитаке. Вы, говорит, капусту военным продавайте. Обещал лично тому посодействовать…

Прощаемся. Старики провожают нас до калитки. Алексей Николаевич зовет к себе пить чай. Искренне огорчен отказом. В последний момент говорит мне:

– Вы там в Москве к Рыжкову заглянули бы. Напомнили бы ему про его обещание. Не заглянете? Ну ладно, потерпим, мы ни к кому не в претензии. Чего предъявлять? Общая жизнь такова…

В ста метрах от Фиолетова – армянское село Маргаовит. Тот же кочан на веревке над изгородью. Та же дорога в колдобинах.

Средняя пенсия – 9000 драм (600 рублей), проблемы со сбытом капусты и прочие реалии жизни роднят Фиолетово с Маргаовитом и способствуют укреплению интернационального духа в одной отдельно взятой сельской местности.

Прекраснодушные заблуждения

С Арменом Дарбиняном, ректором Российско-армянского (Славянского) госуниверситета, мы говорили о перспективах российско-армянских отношений. Дарбинян – крупная фигура в здешнем истеблишменте. Был министром финансов, главой правительства, затем вновь возглавлял минфин.

“Если вы полагаете, что Армения всегда и при любых условиях будет обращена к России, то должен вам сказать: это прекраснодушное заблуждение”. Так начал он свою беседу со мной. И не беседу даже, это был темпераментный монолог, лишь изредка прерываемый моими репликами.

– Надо отрешиться от стереотипов и понять, что российско-армянским отношениям в их нынешнем формате есть альтернатива.

– Какая же?

– Для России – забыть об Армении.

– Это невозможно. России нужны военные базы на вашей территории.

– На Кубе тоже были нужны. И во Вьетнаме, казалось, никак без них. И где они теперь? Без взаимного экономического интереса военно-техническое сотрудничество скоро угаснет. Нет взаимодействия в бизнесе – ничего не получится и в военной сфере.

– Однако пока получается.

– Вот именно – пока. Если здесь стоят российские войска, не надо думать, что это навеки. Турция стремится в Европу, Армения – тоже. Рано или поздно их европейские интересы совпадут и отношения между ними наладятся. Не исключено, что одним из условий нормализации Турция поставит как раз вывод российских войск… Второе заблуждение – считать Армению вечным транспортным тупиком и потому преувеличивать ее зависимость от российских энергоресурсов. Ведь представители “Газпрома” утверждают: Армения не может стать транзитной страной. Почему не может? Есть же иранское направление. Кроме того, мы когда-нибудь добьемся открытия армяно-турецкой границы. С помощью США или Евросоюза. Но если без участия России – это станет для нее серьезной неудачей и приведет к потере влияния в регионе… Третье заблуждение – уповать на армянскую диаспору. Да, она насчитывает два миллиона человек, но не стоит надеяться, что через нее можно эффективно воздействовать на политику Армении. Надо думать о подлинной интеграции. Сейчас ее нет. Нет даже внятной идеологии сотрудничества.

С подобными утверждениями можно спорить. Но к ним нельзя не прислушаться. Потому что есть вещи очевидные. Ну например… Хотя Армения и остается в сфере российского влияния, это не мешает ей сотрудничать с НАТО в рамках программы “Партнерство во имя мира”. Больше того, министр обороны республики недавно заявил, что к 2015 году Вооруженные силы Армении должны соответствовать натовским стандартам. От полной переориентации на Запад – а такое желание, несомненно, имеется – Армению пока удерживают двухвековые союзнические отношения с Россией и сиюминутные геополитические потребности. Только это и мешает ей сделать решительные шаги навстречу североатлантическому альянсу.

Между тем в армянском общественном сознании наметился перелом. Если, по данным Армянского центра стратегических и национальных исследований, год назад большинство отрицательно относились к вступлению Армении в НАТО, то сейчас 35 процентов высказываются “за”, а 33,4 – “против”. При этом 79,5 процента опрошенных считают, что Россия оказывает “слишком большое влияние на дела в Армении”.

В появлении подобных настроений нет ничего удивительного. Во-первых, людей пугает грядущее формирование под эгидой НАТО военного союза Турция-Грузия-Азербайджан и как следствие изоляция Армении. Во-вторых, свое слово сказали американские центры информационно-идеологического профиля. Два таких центра уже открыты в республике, в ближайшие годы США намерены создать их здесь целую сеть.

Российский посол сказал мне, что американское присутствие в Армении наблюдается, но “пока не является доминирующим”. Что ж, оно станет таковым, если Россия не ответит на новые мировые вызовы в стратегически важном для нее регионе.

Год России в Армении завершается. Что далее? Откроет ли Москва для себя долгосрочную перспективу в отношениях с Ереваном или будет топтаться на пятачке сегодняшней конъюнктуры? Последнее чревато. Неровен час, нам еще вспомнится лозунг, когда-то украшавший столицы братских стран социализма: “С Советским Союзом – на вечные времена!”. Отдельные несознательные граждане Польши, Чехословакии, Венгрии всегда прибавляли устно: “… и ни минутой дольше!”.

 

Rg.ru

02.10.2013 07:18

Написать комментарий:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

*