Русский

Олег Кузнецов: “Россия никогда не ставила под сомнение вопрос территориальной целостности Азербайджана”

21.11.2014 | 11:10

загруженноеИнтервью с кандидатом исторических наук, автором публикаций по истории и современности Закавказья, членом редакционной коллегии международного журнала социально-экономических и политических исследований «Кавказ & Глобализация» Института стратегических исследований Кавказа Олегом КУЗНЕЦОВЫМ

 

 

— Олег Юрьевич, как Вы оцениваете недавний инцидент в Нагорном Карабахе с уничтожением 12 ноября вооруженными силами Азербайджана армянского боевого вертолета МИ-24, который вызвал широкий резонанс в масс-медиа?

 
— Скажу сразу, это – беспрецедентный случай во всех отношениях. Данное событие можно рассматривать сразу в нескольких плоскостях, и в каждой из них оно будет из ряда вон выходящим. Посудите сами: азербайджанцы сбили вертолет ВВС Армении в тот момент, когда он принимал участие в военных учениях, проводимых на оккупированных армянами территориях Нагорного Карабаха. Поэтому в первую очередь надо разобраться с вопросом о том, кто и какие учения в этот момент проводил. В настоящее время в России озвучивается только точка зрения официального Еревана, согласно которой начиная с 10 ноября на территории Нагорного Карабаха проводились совместные учения вооруженных сил Армении и армии самопровозглашенной Нагорно-Карабахской республики, правовой статус и организация которых вызывает многие вопросы.

 
Так, в соответствии с официальными данными численность армии самопровозглашенной “Нагорно-Карабахской республики” составляет 18 тыс. человек. Но на последних президентских выборах в 2012 году в голосовании приняло участие, и этот факт подтвердили международные наблюдатели, в том числе и из России, менее 40 тыс. человек. Это значит, что на одного военнослужащего в “НКР” приходится всего полтора мирных жителя. Сами понимаете, такого не бывает. Из этого можно сделать однозначный вывод о том, что большинство в рядах вооруженных сил “НКР” составляют иностранные военные наемники преимущественно армянской национальности из Армении и иных стран расселения диаспоры. Для их обозначения в Армении существует специальный юридический термин – «еркрапа» или «доброволец», принят закон, определяющий их правовой статус, на 8 мая законодательно установлен профессиональный праздник. Также в этой стране существует общественно-политическое движение Союз добровольцев Еркрапа, объединяющее в своих рядах тех граждан Республики Армения, кто ранее проходил службу «на добровольных началах» на территории Нагорного Карабаха. Если переводить с армянского политологического языка на русский юридический язык, то вооруженные силы Нагорного Карабаха представляют собой незаконное вооруженное формирование, состоящее преимущественно из иностранных наемников, интегрированное в структуры вооруженных сил Республики Армения и представляющее собой оккупационный корпус на землях Нагорного Карабаха. Именно они и проводили военные учения, во время которых азербайджанские военные сбили армянский вертолет.

 
Сам факт проведения таких маневров представляет собой военно-политическую провокацию со стороны Армении, направленную отнюдь не против Азербайджана, как это может показаться на первый взгляд, а против России и всей Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ). На линии армяно-азербайджанского фронта ежедневно происходят перестрелки, с обеих сторон работают снайперы, поэтому взаимные провокации на линии разделения огня фиксируются буквально каждый день. Следует понимать, что в этих инцидентах с армянской стороны гибнут еркрапа-добровольцы, официально не являющиеся армянскими военнослужащими, поэтому официальный Баку на их счет не может выдвинуть никаких официальных претензий к Еревану. Но инцидент с уничтожением вертолета ВВС Армении – это совсем другое дело, его при желании можно было интерпретировать как акт военной агрессии не только против непосредственно Армении, но и против всей Организации Договора о коллективной безопасности. К счастью, Россия как флагман ОДКБ на эту провокацию не повелась, и дело закончилось лишь истерикой в армянской прессе.

 

 

— Но средства массовой информации сообщали о том, что этот вертолет принадлежит “Нагорно-Карабахской Республике”…

 
— Это утверждение – огромная глупость, пропагандистская «утка», рассчитанная на простаков. Хорошо известно, что так называемая «Нагорно-Карабахская республика» де-юре не является субъектом международного права, факт ее законного существования не признала даже сама Армения (к слову, при голосовании по этому вопросу, состоявшемуся 14 ноября в Национальном Собрании Армении, за признание НКР проголосовало только 8 парламентариев из 190 депутатов высшего органа законодательной власти этой страны), не говоря уже о других странах мира. В соответствии с нормами международного права ни одно непризнанное государство не может иметь авиации – ни гражданской, ни военной, хотя бы потому, что по причине отсутствия международно-признанного статуса объективно лишено возможности наносить на воздушные суда ливреи – опознавательные знаки, а поэтому утверждение о том, что вертолет принадлежал никем в мире не признанной НКР – изначально нонсенс. Сбитый вертолет имел опознавательные знаки ВВС Армении, а поэтому был армянским. Точка.

 
Кроме того, согласно сразу нескольким документам ООН, военные структуры Нагорно-Карабахской республики именуются не иначе как «вооруженными формированиями армянских сепаратистов». Хорошо известна организационно-штатная структура этих формирований, из которой власти НКР не делают особого секрета. Достаточно посмотреть на их официальный сайт, чтобы узнать, что в их состав входит горная бригада, танковый полк и пять укрепленных районов полковой инфраструктуры с приданными силами артиллерии и ПВО. Но при этом нет ни одного упоминания о том, что в НКР есть собственная военная авиация. Следовательно, кто-то врет – или нынешние оккупационные власти Нагорного Карабаха, скрывающие данный факт, или пропагандисты, утверждающие, что сбитый азербайджанскими военными вертолет принадлежал ВВС НКР. По моему мнению, в данном вопросе врут масс-медиа.

 

 
Подобные заявления способны ввести в заблуждение людей, далеких от военного дела и не имеющих опыта участия в боевых действиях. Но у меня, как у десятков тысяч моих соотечественников, такой опыт имеется, отчего для меня глупость подобных утверждений становится еще более очевидной. В момент поражения ракетой из переносного зенитно-ракетного комплекса «Игла» армянский вертолет двигался вдоль линии фронта правым бортом к азербайджанским позициям, и когда он был подбит, а пилоты потеряли управление машиной, она за счет инерции вращения винта перед падением начала сваливаться вправо в сторону азербайджанских укреплений. Подбитый вертолет всегда падает вправо. Если бы вертолет летел к азербайджанским позициям левым бортом, то после того, как он был подбит, его бы увело вглубь армянских позиций. Все это – азбука военного дела, о которой почему-то на войне забывают. А потом пропагандисты вынуждены врать, чтобы хоть как-то прикрыть некомпетентность своих военных. Примеры этого мы совсем недавно сплошь и рядом видели на Украине, теперь же наблюдаем в Армении.

 

 
Но случилось то, что случилось, и в распоряжении азербайджанской стороны оказались обломки вертолета и останки пилотов, которые имеют множество признаков для идентификации. У вертолета есть номер двигателя, бортовые самописцы (они же – «черные ящики»), номера на каждой единице вооружения, у пилотов – личные документы, жетоны с личными номерами, у командира – полетное задание с вписанными в него фамилиями членов экипажа. Обладая всем этим комплексом информации, сотрудникам азербайджанской военной контрразведки в современных условиях тотальной информатизации было совсем нетрудно установить, какой конкретно вертолет был сбит, кому он принадлежал, и кто на нем летел. Поэтому, не стоит удивляться тому, что уже на следующий день Министерство обороны Азербайджанской республики распространило сообщение, в котором указало, что сбитый вертолет МИ-24 принадлежал 15-й вертолетной эскадрилье (в/ч 32822), дислоцированной на аэродроме «Эрибуни» близ Еревана, а в состав его экипажа входили майор Сергей Саакян, старший лейтенант Саркис Назарян и лейтенант Азат Саакян. Если кого интересуют дополнительные подробности номера удостоверений личности, личные номера, номера единиц вооружения и проч., – можно обратиться в пресс-службу военного ведомства Азербайджана, у них в распоряжении есть вся исчерпывающая информация.

 

 

— Вы сказали о том, что уничтожение армянского МИ-24 – это военно-политическая провокация. На каком уровне был отдан приказ открыть огонь?

 
— Этот вопрос выдает в вас человека, крайне далекого от военного дела, но раз вы мне его задали, это значит, что ответ на него может быть интересен и многим тысячам других людей. Дело в том, что переносной зенитно-ракетный комплекс «Игла», ракетой которого скорее всего был сбит злосчастный вертолет, является тяжелым вооружением роты, а его расчет подчиняется непосредственно командиру этого подразделения. Это значит, что в соответствии с боевыми наставлениями принять решение произвести боевой пуск ракеты могут только два человека – командир расчета ПЗРК и командир роты, кроме них в боевой обстановке сделать это никто не может. Вышестоящий начальник может отдать приказ самого общего содержания типа «в случае обнаружения авиации противника осуществить меры противовоздушной обороны боевого участка», но распорядиться сбить вертолет противника такого-то числа в таком-то месте и в такое-то время, увы, нет. Решения такого рода принимаются в течение нескольких секунд, и на их согласование с вышестоящим начальством времени объективно никогда не бывает, ведь скорость вертолета составляет несколько сот километров в час, а участок обороны роты шириной в полкилометра он пролетает за пару десятков секунд. Насколько мне известно, решение об уничтожении армянского МИ-24 принял командир расчета ПЗРК, сержант-контрактник, честно выполнивший свой воинский долг и создавший своим выстрелом информационный повод для истерии в прессе.

 
Более того, министр обороны Азербайджана генерал-лейтенант Закир Гасанов узнал об инциденте только через несколько часов после того, как он произошел. 12 ноября он находился с рабочим визитом в Москве, где принимал участие в совещании министров обороны стран-участниц СНГ. К слову, в работе этого совещания участвовал и министр обороны Армении генерал-полковник Сейран Оганян. Поэтому оба военачальника узнали об уничтожении МИ-24 практически одновременно, будучи в Москве. В сложившихся обстоятельствах они не могли высказать друг другу претензии глаза в глаза, хотя в момент инцидента находились в одном помещении, так как ничего не знали о нем, и теперь армянский министр обороны вынужден заказывать информационную истерию в средствах массовой информации, чтобы как-то поддержать свое реноме. Другой вразумительной причины этому я не вижу.

 

 

— Какие последствия этот инцидент будет иметь для России и Организации Договора о коллективной безопасности, членом которой является и Армения?

 
— Отвечу на этот ваш вопрос исторической аллюзией. Когда у министра иностранных дел и последнего канцлера Российской империи Александра Михайловича Горчакова спросили в 1871 году, после того как Франция проиграла войну Пруссии, как Великобритания отреагирует на односторонний отказ России выполнять условия Парижского мирного договора 1856 года и восстановление своего военно-морского флота в Черном море, уничтоженного в результате Крымской войны 1853—1856 гг., он лаконично ответил: «Статьей в «Таймс»». Нечто подобное мы наблюдаем и в этом случае. Никаких практических шагов кроме выражения официального соболезнования по линии МИД России семьям погибших армянских военных летчиков не последует. Некоторое время тому назад я преподавал в Московском пограничном институте ФСБ России, и там узнал один старинный анекдот об офицерах-пограничниках времен царской России: Как-то поймали контрабандиста, и дежурный офицер приказал повесить его без следствия и суда. Кто-то из его сослуживцев написал рапорт по команде, и об этом случае стало известно командованию Отдельного корпуса пограничной стражи. Вниз по инстанции последовала резолюция: «Тело подлежит погребению, офицер – увольнению, дело – забвению».

 
Так будет и на этот раз.

 
Надо понимать, что военные маневры войск Армении проходили на оккупированных территориях Нагорного Карабаха, де-юре принадлежащих Азербайджану. Режим оккупации сам по себе противоречит нормам международного права, но его как-то в мире еще терпят, однако проведение официальных учений на оккупированных землях выходит за всякие рамки приличия. Сегодня это равносильно тому, что Россия введет свои войска в “Новороссию” и будет обучать местное ополчение тактике ведения общевойскового боя. Представляете, какой вой поднимется в мире? Кроме того, наша страна никогда не ставила под сомнение вопрос территориальной целостности Азербайджанской Республики и всегда на протяжении последних двадцати лет ратовала за мирное возвращение земель Нагорного Карабаха под ее юрисдикцию. Нагорный Карабах – это не Армения, как бы об этом не заявляли в Ереване. Поэтому, какие бы потери не понесли вооруженные силы Армении и «вооруженные формирования армянских сепаратистов» Нагорного Карабаха на оккупированных ими территориях от огня азербайджанской армии, Россия никогда и ни при каких условиях не пойдет дальше выражения официальных соболезнований семьям погибших по линии МИДа.

 

 

aminews.ru

21.11.2014 11:10

Написать комментарий:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

*