Русский

О статье Дашкевича АРМЯНО-КЫПЧАКСКИЙ ЯЗЫК XV-XVII вв. В ОСВЕЩЕНИИ СОВРЕМЕННИКОВ (Ярослав Иванович Дашкевич ВОПРОСЫ ЯЗЫКОЗНАНИЯ 1981/5).

03.11.2014 | 12:01

Qypchaq-Law-Title«Значительные успехи армяно-кыпчакововедения, столь ощутимые на протяжении последних двух десятилетий, заметно контрастируют с отсутствием сведений об армяно-кыпчакском языке в тюркологии конца XIX — начала XX вв. В связи с этим укрепилось несколько превратное представление о самом языке и путях его изучения. Казалось и кажется, что проблема исследования армяно-кыпчакского языка возникла только в последнее время как своеобразный Deus ex machina, что о языке этом решительно ничего не знали в предыдущих веках, что сам язык был чуть ли не секретным, а употребление его ограничивалось узким кругом осведомленных. И хотя этому поверхностному впечатлению противоречит значительное количество письменных памятников XVI—XVII вв. самых различных жанров,— армяно-кыпчакский язык приобрел ореол таинственности, который предстоит развеять современной тюркологии.»

 

 

Этими словами начинается ныне представленная на обозрение читателей статья историка, языковеда, диссидента и одного из исследователей армяно-кыпчагского исторического и литературного наследия украинского ученого Я. Р. Дашкевича. Несмотря, примерно на столетнею исследовательскую работу части ученых ареал таинственности с истории тюрков григорианцев полностью так и не сошел. До сего времени дня этот предмет исследования сохраняет в себе много не разрешенных вопросов. Это притом, что историческое наследие тюркоязычных армян, или тюрков христиан григорианского толка имеет богатый литературный материал по религиозной, фольклорной, литературной тематике, а также архивные документации по делопроизводству, юридическому и торговому делу и т.д.
По мнению многих востоковедов и тюркологов, исследовавших данный вопрос, армяне-кыпчаги в своей массе являются тюрками, принявшие григорианскую ветвь христианства. Например, в этом мнении сходятся известный британский тюрколог Джерард Клаусон, или украинский историк-тюрколог Александр Гаркавец, который является одним из редких современных исследователей наследия армяно-кыпчагской литературы. Сами армянские специалисты отрицают эту историческую реальность и считают, что те, кого в научной литературе именуют армяно-кыпчагами, по происхождению являются этническими армянами, перешедшим в быту на тюркский язык. По их версии после падения Багратидского царства в XI в. часть армян переселилась в Крым, а оттуда разошлась по территории Украины, где и перешли на тюркский язык. Этой версии также придерживается сам Я. Р. Дашкевич.
Мотивация армянских специалистов имеет чисто идеологическое направление и во многом лишена оснований, упирающихся на исторический фактологический материал. К слову имеются исследовательские работы армянских специалистов по истории армянских колоний на Украине. Но в этих работах о тюркоязычии основной массы армян Украины умалчивается. Даже в изданных рецензиях Академии наук Армянской ССР на книгу Дашкевича «Армянские колонии на Украине в источниках и литературе XV—XIX веков (Ереван, 1962)» о тюркоязычии армян Украины не написано хотя бы одного предложения. Таким же образом умалчивается о курдском происхождении не малой части армян Муша и Вана. И в такой ситуации все армяно-кыпчаги в современных армянских исследованиях оказываются потомками выдуманного гипотетического Хайка. Но не понятно, почему все эти кыпчаги-армяне полностью предали в забвение свой родной армяно-хайский язык на территории Украины, где они в основном проживали посреди не тюрков, а славяноязычных народов. По сведениям даже священники армяне-кыпчаги, не говоря уже о простых прихожан, плохо владели грабаром, который являлся для всех последователей армяно-григорианской церкви всего лишь литургическим языком. Эти священники даже плохо владели ашхарабаром, то есть разговорным армянским языком. Или также непонятно почему христиане-армяне переселившиеся на Украину, Польшу, Валахию находясь в окружении христианских народов, а в частности украинцев и поляков в быту переходят именно на тюркский язык, а не на украинский, или польский например. При этом стоит отметить, что за все время существования армяно-кыпчагских колоний эти тюрки-григорианцы все время были объектом порицания за свое тюркоязычие со стороны христианских и общественных деятелей соседних народов, о чем приводятся некоторые свидетельства в статье Дашкевича.
Сам Дашкевич не был тюркологом, и ему сложно было оставаться объективным до конца в исследовании армяне-кыпчагского языка и его корней. И поэтому нередко в своих исследованиях он воздерживается от конкретных ответов. Но при всем этом Дашкевич должен был знать, что кроме тюркоязычных армян в истории имелись также армяне-курды, армяне-таты, армяне-иудеи, армяне-цыгане и т.п., ведь в своих работах он упоминает христианское население Кавказской Албании и некоторых представителей народов Северного Кавказа принявших христианство армяно-григорианского толка. И он знакомый с работой Львовского армянина Симеона Лехаци как минимум должен был знать о курдах Мушской области, которые являлись прихожанами армяно-григорианской церкви. Ведь по сведениям Симеона Лехаци «по всей Мушской долине и области курды говорят по-армянски и клянутся именем св. Карапета». Сохранилась даже некоторая христианская религиозная литература, на курдском языке выполненная на армянском алфавите, что свидетельствует о том, что некоторая часть курдов исторически являлись прихожанами армяно-григорианской церкви.
Если взглянуть в историю армяно-григорианской церкви то становится ясным, что григорианскому христианству положили начало парфяне, которые имели сакское происхождение. И в период между IV-V вв. в период больше ста лет во главе армяно-григорианского престола стояли патриархи парфянского происхождения. После них среди патриархов и епископов армяно-григорианской церкви были также старцы сирийского, или персидского происхождения. Нужно отметить, что в средневековье в мусульманском Востоке, в том числе и в Азербайджане всех христиан анти-халкидонистов именовали «эрмени», то есть армянами. Исторически в Азербайджане были христиане разного толка, в том числе и ранние христиане, которых именовали «несрани». Во время Кызылбашского правления все эти островки христианства по фирманам Сафевидских правителей были переподчинены Эчмиадзинскому католикосату вследствие чего, например таты христиане Ширвана в последствии уже именовались армяно-татами.
Подобных примеров много и они свидетельствуют об историческом армянском прозелитизме, на, что также в своих работах иногда делал акцент сам Дашкевич. По сведениям средневековых летописцев известно, что миссионеры армяно-григорианскоой церкви доходили до Индии, Туркестана, Поволжья, Дешти-Кыпчага, Киева и даже до Исландии, о чем был осведомлен Дашкевич. Он также знал, что уже на территории Волжской Булгарии были общины христиан-григорианцев. Признавая исторические факты армянского прозелитизма, Дашкевич при этом отмечал, что этот вопрос еще ожидает своего изучения.
Самым интересным, и одновременно очень важным фактом является то, что общины христиан армяно-григорианского толка Российской Империи (в том числе и Украины) находились в арене борьбы между Эчмиадзинским и Гандзасарским католикосатами. Этот момент почему-то упустили исследователи арямно-кыпчагского наследия. Не редко эти «армяне» России бывали в подчинении Гандзасарского престола. Об этом имеются кое-какие сведения в книге «Джамбр» армянского католикоса Симеона Ереванци (XVIII в.), где некоторые детали этого процесса отмечаются в IV, VI и X главах данного произведения. Судья по сведениям книги Симеона при его патриаршестве путем подкупов и подарков были получены от Российской государственности главенствующие привилегии Эчмиадзина по этому вопросу и уже по указу Екатерины II запрещалось священникам Гандзасарского престола появляться среди христиан григорианского толка Российской Империи без ведома и разрешения Эчмиадзинского престола.
Эчмиадзинский престол был учрежден в 1441-м г. по указу Джахан шаха Гарагойунлу. И до этого периода тюрки-григориане Поволжья и Украины кроме Сисского католикосата могли иметь тесную связь с Албанским католикосатом, который временами назначал епископов для этих разбросанных общин России и Украины. Во всяком случае, еще в раннее средневековье на Южном Кавказе, в том числе и на территории Албании имелись многочисленные группы тюрков, среди которых своей силой и количеством выделялись сувары-сабиры. Известно также, что эти тюрки сувары-сабиры, которых армянские источники именуют севордиками, еще в раннем периоде средневековья приняли христианство, и в особенности григорианского толка (кстати тюрки-христиане Киликии, которых называют еще караманами, тоже имели суварское происхождение). Естественно свой язык они не потеряли, а по сведениям сирийского автора Захария Митиленского гунны Кавказа имели уже в V в. Евангелие на своем языке. Именно многих потомков этих тюрков гуннского периода впоследствии мусульманские авторы будут именовать кыпчагами. Здесь конечно нужно отметить, что кыпчаги средневековых мусульманских авторов и сегодняшние тюрки, язык которых современные тюркологи внесли в классификацию кыпчагской подгруппы тюркских языков, с точки зрения исторической перспективы и современности не всегда могут иметь цепочку преемственности. То есть это не всегда одни и те же тюрки. В частности половцы Причерноморских степей, а также армяно-кыпчаги говорили на западных наречиях кыпчагского языка и имели в своей лексике очень много огузских элементов. То, что армяно-кыпчагский язык стоит ближе крымско-татарскому языку, отмечают все тюркологи исследовавшие армяно-кыпчагские тексты. То есть, говоря о западно-кыпчагских языках, в том числе и о языке половцев, или армяно-кыпчагов нужно знать, что эти языки отличались от восточных и северных языков кыпчагской группы классификации современных тюркологов.
Не вдаваясь в подробности тонкостей этих процессов, отметим, что половцы Причерноморья, вобравшие в себя не мало побежденных ими печенегов и торчинов (турков) имеющих огузские корни уже в период XII-XIII вв. фигурируют как имеющие христианскую веру. Какого толка было это христианство сложно судить, но видимо, как и все остальные степняки, половцы особо не видели разницы в христианских конфессиях и могли уважительно относится ко всем христианским общинам и священникам. Уже в этот период католическими священниками создается на западно-кыпчагском наречии литературное произведение Кодекс Куманикус для христиан-половцев. Некоторая часть этих половцев-куманов, вобравших в себе также часть печенегов, и торков могли стать ядром тех христиан, которых сегодняшняя тюркология классифицирует под названием армяно-кыпчагов. Следует отметить, что среди сохранившихся письменных источников на Украине первые григориане говорящие на кыпчагских наречиях фиксируются в документах с начала XV века. И вплоть до конца XVII в делопроизводстве и судебниках Украины и Польши отмечаются документы на армяно-кыпчагском языке. После этого периода тюркоязычные армяне этого региона, находившиеся под столетним давлением Римского престола, входят в унию с католической церковью и постепенно теряют свой язык и растворяются среди украинцев, поляков, венгров и т.д. выходит, что григорианское христианство позволяло им сохранить свой родной язык. Но, уже приняв католическую веру армяно-кыпчаги, растворились среди народов Восточной Европы.
Сведения о них, которым посвящена данная статья Дашкевича выявляют очень много интересных фактов, по которым можно судить, что основная часть этих армяно-кыпчагов имели с самого начала тюркское происхождение и армянами себя начали именовать в силу принадлежности к армяно-григорианскому христианству. То есть армянский прозелитизм является главным штрихом в истории всех армян и в угоду современной армянской национальной идеологии сознательно отведен на задний план историографии и вследствие этого окутан ареалом таинственности.
По этому поводу стоит привести цитаты польского летописца XV в Яна Дуглоша, которого цитирует Дашкевич в своей статье, где польский автор отмечает, что «род и народ татар ведет начало от армян, с которыми они тождественны как лицом, так и языком». Понятное дело, что род татар, или тюрков не может идти от армян. Но армяне-кыпчаги были настолько тождественны во всем с тюрками, что стало причиной польского летописца прийти к такому заключению. Полная тождественность армяно-кыпчагов с татарами даже по внешности, то есть с кыпчагами, о котором свидетельствует Ян Дуглош, полностью исключает версию армянских ученых и идеологов о хайском происхождении тюркоязычных христиан григорианского толка.
В статье также приведены любопытные сведения итальянского священника и дипломата Антонио-Мариа Грациани, который встречался с армянами во Львове в 1564 году. Под свежим впечатлением от встречи он записал, что армяне «имеют кодексы и церковные песнопения, написанные армянскими буквами и [армянским] языком, однако их читают только некоторые священники. Сами вообще говорят на скифском и турецком языках». Под скифским языком европейцы подразумевали кыпчагские и татарские диалекты тюркского языка.
Львовский архиепископ Дмитрий Соликовский подчеркивал, что армяне Львова имеют «язык общий с турками». По словам Дашкевича в общности языка армян и турок Соликовский видел большую политическую опасность для Львова — армяне при поддержке турок могли бы в скором времени овладеть городом.
В этом свете интересную информацию об армянах Стамбула приводит итальянский географ Джованни Ботеро в своих «Всеобщих реляциях» (1591 г.). Он отмечает, что «армяне совершают богослужение на своем языке, между тем как в разных местностях говорят на различных языках, но в Константинополе они настолько привыкли к турецкому языку, что с большим трудом произносят Отче наш по-армянски». Известно, что османы взяли Константинополь в 1453-м году и за 140 лет армяне не могли бы забыть свой родной язык, так, что трудом произносили на своем языке главную молитву христианства. Скорее стоит предположить, что армяне, которых Султан Мемет Фатих переселил в город после взятия, уже являлись тюркоязычными, а армянский, вернее грабар для них являлся всего лишь литургическим языком.
Очень важными сведениями являются определение кыпчаго-армян польским философом Шимон Петрицем, которые приводит Дашкевич. Петрице в своем «Политики» Аристотеля (1605 г.) посвятил языку армян отдельный абзац, озаглавленный «Армяне употребляют языческий язык». Цитатами из книги являются «Те, которые употребляют язык врагов христиан, например, турок, татар и язычников, более подозрительны, чем те, которые не употребляют этого языка […] Однако армяне употребляют язык турецкий, татарский, языческий, восхищаются им, между собой всегда на нем говорят, учатся ему нарочно еще в детстве… ».
Любопытно, что по исследованию Дашкевича армяне-кыпчаги в документациях свой тюркский язык именовали армянским и приводит к этому двадцать примеров с архивов. Правда Дашкевич этому явлению дает своеобразное объяснение, хотя не забывает отмечать, что употребление тюркского языка для армяно-кыпчагов всегда влекло ряд неприятностей. Стоит напомнить, что статья Дашкевича была опубликована в 1981-м году, когда еще среди научных кругов СССР был некоторый запрет на тюркскую тематику. И автор по всей вероятности не все написал, как знал, а некоторые свои заключения привел в завуалированном виде.
Вышеприведенные факты из статьи уже свидетельствуют о том, насколько подозрительно относились к тюркоязычным армянам их соседи единоверцы и вследствие этого эти армяне всегда на себе ощущали давление Римско-Католической церкви. И только после унии с католической церковью армяне получили гражданские права наравне с другими христианами польского государства. Но эта уния также стала причиной растворения армян среди других христианских народов региона. И уже после XVII в. сведения о тюркоязычных армян Украины и Польши встречаются все реже и реже.
Но в других регионах мира для части армян тюркский язык продолжал оставаться родным. Армянский этнограф Липарит Назарянц в изданной 1901 г. статье «Свадебные Обряды и Обычаи Армян Эриванской Губернии» отмечал, что на свадьбах армян этого региона «песни по большей части поются на татарском (азербайджанском – Э. А.), а иногда и на курдском языке». И ни одной песни на армяно-хайском языке. Как же может быть так, что народ имеющий «свой» аутентичный язык на своих свадьбах исполняет песни не на своем, а на «чужих» языках? Ответ прост. На самом деле сегодняшний армянский народ является прозелитической нацией образованной из осколков разных этносов принявших Григорианский толк христианства. И естественно современные армяне не имеют никакого отношения выдуманному «историческому» хайкидскому этносу, которого в природе никогда не существовало. Также сегодняшние армяне не имеют никакого отношения к Армении античного периода, которой правили персы и тюрки и в котором не замечается присутствие какого-либо армяно-хайского этноса. Последними правителями Армении были парфяне Арсакиды, имеющие тюркские корни. И от них получили крещение народы Армении. Это словосочетание «Народы Армении» использует в своих работах римско-византийский летописец Прокопий Кесарийский. И не спроста же такие важные христианские термины как крест (хач) и монастырь (ванк) в армянском языке имеет тюркское происхождение.

 

 

Исследовательские работы и материалы об армянском прозелитизме будут раскрывать настоящею историю сегодняшних армян, и вследствие этого многие вымышленные вопросы армянской истории будут отброшены как дезинформативные теории и мистификации. Хотя подобных работ сегодня очень мало. Одной из таких работ является статья Ярослава Ивановича Дашкевича, опубликованная в 5-м номере от 1981-го года в советском научном альманахе «Вопросы Языкознания», которую мы преподносим на обзор читателя.
Всем приятного чтения.

 

читать

 

 

Эльшад Алили

“KarabakhİNFO.com”

 

 

03.11.2014 12:01

Написать комментарий:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

*