Русский

Позиция Армении по Нагорному Карабаху и основа принадлежности Карабаха к Азербайджану – II часть

10.05.2014 | 05:39

1399710628_1Пытаясь придать убедительность своим аргументам, С.Саркисян обращает внимание на хронологию процесса образования Азербайджанской Республики и обретения ею независимости, ссылаясь, в частности, на принятие в сентябре 1989 года Верховным Советом Азербайджанской ССР Конституционного Закона «О суверенитете», а в октябре 1991 года Верховным Советом Азербайджанской Республики Конституционного Акта «О государственной независимости». Таким образом, как считает С.Саркисян, ввиду образования в октябре 1991 года Азербайджанской Республики, проведения в начале декабря 1991 года в НКАО референдума по вопросам провозглашения независимости Нагорного Карабаха, образования «Нагорно-Карабахской Республики» иформирования ее властей, а также упразднения в декабре 1991 года СССР, на территории бывшей Азербайджанской ССР образовались два независимых равноправных государства – Азербайджанская Республика и «Нагорно-Карабахская Республика». Иными словами, по утверждению С.Саркисяна, Азербайджан декларировал свое намерение выйти из состава СССР, что предоставило Нагорному Карабаху в соответствии с Законом СССР «О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР» от 3 апреля 1990 года право на самостоятельное решение вопроса о пребывании в союзном государстве или в выходящей республике, а также на постановку вопроса о своем государственно-правовом статусе.

Далее, как отмечает глава оборонного ведомства Армении, в декабре 1991 года Нагорный Карабах приобрел независимость, реализовав, тем самым, право, закрепленное в упомянутом союзном Законе. Исходя из подобного хронологического анализа, С.Саркисян считает большим достижением проведение референдума вНагорном Карабахе до официального прекращения существования СССР 21 декабря 1991 года и во время действия Закона СССР от 3 апреля 1990 года.

Как следует из вышеупомянутых высказываний официального Еревана, в основе последовательных упоминаний о рассмотрении Лигой Наций в 1920 году вопроса о приеме Азербайджана в эту Организацию лежит тезис о «непризнании Лигой Азербайджана» или об «отказе признать требование Азербайджана установить суверенный контроль над территорией, включающей Нагорный Карабах». При этом, как не трудно заметить, вычлененные из контекста аргументы, наряду с умалчиванием результатов рассмотрения заявки самой Армении, сводятся, в целом, к попытке представить в качестве основных причин «неудачи» Азербайджана его притязания на населенные армянами территории восточного Закавказья, а именно Нагорный Карабах, а также отсутствие эффективного государственного контроля над своей предполагаемойтерриторией и неспособность обосновать легитимность границ этой территории. При этом, однако, армянской стороной сознательно оставляются без внимания важные обстоятельства, способные пролить свет на причины отказа Азербайджану в членстве в Лиге Наций.

12 января 1920 года Верховный Совет Союзных Держав на Парижской мирной конференции признал независимость Азербайджана де-факто. Глава азербайджанской делегации на Конференции 1 ноября 1920 года направил Генеральному секретарю Лиги Наций письмо, в котором содержалась просьба представить Ассамблее Лиги заявку о вступлении Азербайджанской Республики в члены Организации. Генеральный секретарь в своем Меморандуме от 24 ноября 1920 года, на который, в частности, ссылался представитель Армении в выступлении на Всемирной конференции в Южной Африке, отмечал, что «члены делегации (азербайджанской делегации на Парижской мирной конференции – (…) заявляют, что их мандат получен от правительства, которое было у власти в Баку до апреля этого года (1920 года)».

 

Таким образом, в Меморандуме отчетливо указывается на то, что в момент обращения азербайджанской делегации (1 ноября 1920 года) и опубликования Меморандума (24 ноября 1920 года) правительство Азербайджанской Республики, выдавшее мандат делегации, с апреля 1920 года у власти фактически уже не находилось. Далее вМеморандуме указывалось, что это правительство контролирует не всю территорию страны.

Наиболее же важной частью упомянутого Меморандума Генерального секретаря Лиги Наций является раздел «Юридические соображения», в котором напоминаются содержащиеся в статье 1 Устава Лиги Наций100 условия принятия в Организацию новых членов:

«Первоначальными членами Лиги являются подписавшие ее государст-ва, которые названы в приложении к Уставу (32 государства, победившие в войне 1914-1918 гг. и подписавшие Версальский договор), а также другие государства, упомянутые в приложении, которые присоединяются к Уставу без оговорок (13 государств, сохранивших нейтралитет в войне). Такое присоединение оформляется путемдекларации, сдающейся на хранение в Секретариат в течение двух месяцев после вступления в силу Устава … Любое полностью самоуправляемое государство, доминион или колония, не названные в приложении, могут стать членами Лиги, если за их принятие проголосует две трети Ассамблеи …»

Далее в Меморандуме отмечается, что обращение Азербайджана поднимает с правовой точки зрения два вопроса, по которым Ассамблее необходимо высказаться:

Территория Азербайджана являлась частью Российской империи, ввиду чего возникает вопрос, достаточно ли объявления в мае 1918 года о независимости и признания Союзными Державами в мае 1920 года для того, чтобы считать Азербайджан де-юре «полностью самоуправляемым государством» в смысле статьи 1 Устава Лиги Наций. В этой связи, возможно, необходимо отметить, что Азербайджан был признан де-факто только Великобританией, Францией, Италией и Японией, в то время как Соединенные Штаты Америки этого не сделали.

Если Ассамблея посчитает, что международный статус Азербайджана как «полностью самоуправляемого государства» установлен, возникнет следующий вопрос, – имеет ли делегация, которая подала заявку, необходимые полномочия представлять легитимное правительство страны, с тем чтобы подавать такую заявку, а также – в состоянии ли это правительство выполнять обязательства и давать гарантии, вытекающие из членства в Лиге Наций.

Таким образом, при рассмотрении вопроса о членстве Азербайджана в Лиге Наций принималось во внимание то обстоятельство, что еще до подачи 1 ноября 1920 года заявки о членстве в Организации правительство, выдавшее мандат делегации, к тому времени было уже свергнуто и, соответственно, не могло контролировать всю территорию страны. На эти положения и основывается принятое 1 декабря 1920 года решение Пятого Комитета Ассамблеи Лиги Наций о невозможности принятия Азербайджана в Лигу Наций. Указывались две причины:

1. Трудно точно определить протяженность территории, в отношении которой правительство этого государства осуществляет свою власть;

2. Из-за разногласий с соседними государствами по поводу границ невозможно точно определить нынешние границы Азербайджана.

Комитет решил, что положения Устава не позволяют Азербайджану при нынешних условиях быть принятым в Лигу Наций.

Делегация Азербайджана в своем письме председателю Ассамблеи Лиги Наций от 7 декабря 1920 года, отвечая на первую причину, указала, что до вторжения большевиков 28 апреля 1920 года законное правительство Азербайджана осуществляло свою власть над всей территорией Азербайджана без исключения в рамках границ, указанных на карте, направленной Генеральному секретарю Лиги Наций. Было отмечено, что большевики удерживают только Баку и близлежащие районы, в то время как остальная часть территории Азербайджана находится в руках правительства.

При этом делегация заявила, что правительство Азербайджана способно предоставить достаточные гарантии того, что оно выполнит все свои международные обязательства в соответствии с Уставом Лиги Наций. Делегация заверила Ассамблею также в том, что народ Азербайджана с неослабевающей энергией продолжит борьбу до тех пор, пока Баку и близлежащие районы не будут очищены от оккупантов. Что касается второй причины, то, как говорится в письме, Карабах и Зангезур, на которые претендует Армения, составляют неотъемлемую часть Азербайджана, управляются правительством Азербайджана и были оставлены под администрацией Азербайджана решением бывших представителей союзников на Кавказе.

Как выводы Пятого Комитета, процитированные выше, так и принятое на их основе решение Лиги Наций, полностью опровергают утверждения армянской стороны о том, что Лига Наций не приняла Азербайджан в свои ряды ввиду якобы его территориальных притязаний на так называемые армянонаселенные территории и отказа признать контроль Азербайджана над Нагорным Карабахом. На самом деле, вынося свое решение, Пятый Комитет исходил, в первую очередь, из содержащихся в статье 1 Устава Лиги Наций требований принятия в Организацию новых членов и главным образом того обстоятельства, что, как отмечалось выше, еще до подачи заявки о членстве в Лиге Наций правительство, выдавшее мандат делегации, у власти к тому времени фактически уже не находилось. Таким образом, государство, значительная часть территории которого к моменту рассмотрения в Лиге Наций его заявки была оккупирована, а правительство, подавшее эту заявку, свергнуто, не могло рассматриваться как полностью самоуправляемое в смысле статьи 1 Устава Лиги Наций. Совершенно очевидно, что в этих условиях Пятый Комитет посчитал, что именно положения Устава не позволяют Азербайджану быть принятым в Лигу Наций.

Охотно делясь на различных уровнях собственным толкованием результатов рассмотрения заявки Азербайджана, официальный Ереван в то же время старается не привлекать внимания к аналогичным итогам по Армении, «забывая» о существовании соответствующих официальных документов Лиги Наций. Так, говоря об Азербайджане как о «территории, которая никогда ранее не составляла государство», армянская сторона умалчивает тот факт, что Лига Наций не считала государством саму Армению.

Уже в первом абзаце Меморандума, согласованного на заседании Совета Лиги Наций, состоявшемся 11 апреля 1920 года в Париже, говорится, что «Верховный Совет Союзных Держав, желая обеспечения существования, порядка и безопасности армянской нации, принял решение создать независимую Армянскую Республику, чьи границы и статус будут установлены подготавливаемым мирным договором с Турецкой империей и другими международными конвенциями».

 

Очевидно, что Совет исходил из того понимания, что «… она (Армения) не является государством …».

 

В Меморандуме указывалось, что в письме лорда Керзона от 12 марта 1920 года, адресованном председателю Лиги Наций, а также в письмах делегации Армении содержится просьба к Лиге Наций принять мандат на Армению в соответствии с положениями статьи 22 Устава Лиги Наций. Далее в Меморандуме подчеркивалось, что данная статья не предусматривает принятие и исполнение Лигой Нацией какого-либо мандата. Наоборот, она предполагает наблюдение со стороны Лиги Наций за выполнением мандата, вверенного государству для общин, которые ранее принадлежали Османской империи. На этой основе Совет Лиги Наций пришел к заключению, что буду-щее армянской нации может быть лучше всего обеспечено, если член Лиги Наций или другое государство пожелает принять мандат на Армению под наблюдением и при полной моральной поддержке Лиги Наций.

В ответ на этот Меморандум Верховный Совет Союзных Держав обратился 26 апреля 1920 года к правительству США принять мандат на Армению, а президенту США предложил стать третейским судьей по границам Армении. Но 31 мая 1920 года Сенат США отказался принять данный мандат, в то время как президент США дал согласие на пост третейского судьи по границам Армении. Однако выполнить эту миссию ему так и не удалось.

Тем временем, поверженная по итогам Первой мировой войны Османская империя была принуждена подписать 10 августа 1920 года Севрский договор, в котором, в частности, Турция и Армения соглашались направить на третейский суд президента США вопрос о границах между собой. В этом же договоре указывалось, что границы между Арменией, Азербайджаном и Грузией будут определены соответственно посредством прямых соглашений между указанными государствами.

Армянская нация считалась Лигой Нацией общиной, ранее при-надлежавшей Османской империи. После провозглашения своей не-зависимости Армения не имела ясных и признанных границ и располагалась на территории, уступленной ей Азербайджанской Демократической Республикой в 1918 году. Но этого Армении было мало и она претендовала на часть территорий Турции, Грузии и Азербайджана. 28 мая 1919 года правительство Армении приняло Декларацию независимости Объединенной Армении, в которой объявило об «… объединении армянских территорий Закавказья и Османской империи …» и провозгласило себя «…]правительством Объединенной Армянской Республики». Однако Севрский договор был отвергнут нарастающим движением кямалистов, не был ратифицирован и, соответственно, не вступил в силу. В ответ на три обращения армянской делегации о наступлении турецких войск и необходимости принятия мер в этой связи, в том числе по соблюдению положений Севрского договора, ни Совет Лиги Наций, ни Верховный Совет Союзных Держав, ни президент США, ни Генеральный секретарь Лиги Наций не предприняли каких-либо практических шагов. Закономерным было и то, что наряду с Азербайджаном, территориальные притязания Армении отвергла также и Грузия.

Что касается обращения Армении о приеме в Лигу Наций, то Пятый Комитет в своем докладе от 10 декабря 1920 года рекомендовал Ассамблее сообщить правительству Армении о том, что «… обстоятельства таковы, что не дают возможность Ассамблее прийти к определенному решению».

Далее в докладе говорится о том, что Армения «не имеет написанной конституции», а ее «нынешнее правительство … не может рассматриваться как стабильное».Кроме того, интерес в документе вызывает также фраза о том, что «границы (Армении)еще не зафиксированы …».

 

Эти выводы не могут не обратить на себя внимание главным образом из-за утверждений армянской стороны о том, что одной из причин отказа принять Азербайджан в члены Лиги Наций было отсутствие у него «стабильного правительства».

 

Принятие Армении в члены Лиги Наций было отвергнуто 16 декабря 1920 года 21 голосами против 8 при 13 воздержавшихся. По мнению очевидца событий тех времен З.Авалова, «таково было неизбежное последствие политического азарта, которым диктовались территориальные требования Армении, несоответствия поставленных ею задач собственным силам и фатальной ослепленности в оценке событий и обстановки».

 

Таким образом, армянский вопрос рассматривался Лигой Нацией в контексте Османской империи, вместе с турецким вопросом. Лига Наций провозглашенную Армянскую Республику не считала государством, а исходила из того, что это образование не обладает ясными и признанными границами, не имеет статуса и конституции, а его правительство – нестабильное. В итоге, наспех созданная Армения не была принята в Лигу Наций.

Как отмечалось выше, в связи с территориальными притязаниями Армянской ССР к Азербайджанской ССР Кавказское бюро ЦК РКП (б) несколько раз рассматривало проблему и на состоявшемся 5 июля 1921 года заседании вынесло решение оставить Нагорный Карабах в пределах Азербайджанской ССР. Одновременно Азербайджанской ССР было предложено предоставить Нагорному Карабаху широкую автономию.

По убеждению армянской стороны, упомянутое «решение было вынесено субъектом, не имевшим права участвовать в национально-государственном строительстве другого государства …, и, следовательно, являлось грубым актом вмешательства во внутренние дела другой советской суверенной республики».

 

Трудно сказать, на каком основании официальный Ереван считает рассмотрение вопроса Нагорного Карабаха в 1921 году Кавказским бюро ЦК РКП (б) вмешательством во внутренние дела советской Армении. Так, на-пример, в распространенном делегацией Армении на 61-ой сессии Комиссии ООН по правам человека документе утверждается, что единственным законным решением по статусу Нагорного Карабаха было постановление, принятое накануне тем же Кавказским бюро.

Таким образом, налицо очевидное противоречие, вызванное односторонней интерпретацией решения по идентичному вопросу одного и того же партийного органа. Кроме того, нет ясности в том, какой же «субъект», по мнению армянской стороны, имел право участвовать в 1921 году в национально-государственном строительстве, еслиДоговор «Об образовании СССР» был заключен 30 декабря 1922 года, а первая Конституция союзного государства принята 6 июля 1923 года. Как отмечалось выше, Декрет «Об образовании автономной области Нагорного Карабаха» был издан в Азербайджанской ССР на следующий день после принятия Конституции СССР, а именно 7 июля 1923 года.

Б. Адильоглу

“KarabakhİNFO.com”

10.05.2014 05:39

Написать комментарий:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

*