Русский

6 месяцев и 25 дней во мраке…

06.11.2012 | 07:34

???????????????????????????????6 месяцев и 25 дней во мраке…

Гусейнов Кямиль Дадаш оглы родился в 1953 г. в г. Ходжалы. Провёл в Армении в плену 6 месяцев и 25 дней.

– Расскажите пожалуйста о случившемся, что Вы пережили?

– Трудно вспоминать те мгновения. Рассказывая как бы вновь переживаю те дни, волнуюсь. Был снежный зимний вечер. Везде было темно, невозможно было что-либо различить. В ночь с 25-го на 26 февраля армяне с помощью танков и БТР с четырёх направлений наступили на Ходжалы. Мы были безоружны. На руках у нас были лишь топоры, вилы, пара охотничьих ружей. Глава исполнительной власти дал указание мужчинам собраться и сражаться до конца, а стариков, женщин и детей отвести в школьный подвал и ждать поступления помощи.

Мы так и не дождались помощи. Увидев что армяне сожгли аэропорт, а затем финские дома турков-месхетинцев, население отчаялось. Стали идти в сторону леса. Зима, мороз, не могли ступить шагу. Я прошёл поллеса, вдруг вижу, что среди людей нет моей супруги и детей. Решил, что они спрятались в другом месте. Но потом, несмотря на возражения против моего возвращения домой, я все же вернулся назад. Я расстроился, увидев что дома никого нет. Посмотрел на дома соседей и родственников, все закрыли двери, будто ушли в гости, потом вернутся. Поменял одежду, взял кое-что и вышел из дому. Захотел спалить дом, чтобы не достался армянам, рука не поднялась, ведь строил с большим трудом. Открыл двери хлева, чтобы скотина разбежалась. Выходил из калитки дома, вижу как армяне переходят в нашу сторону с соседнего дома. Между нами было 25-30 метров расстояния. Один из них увидел меня, сказал другим на армянском, смотрите, один прошёл, уходит уже. Начали стрелять автоматами в мою сторону. Я успел спрятаться за переулком.

Побежал в лес, дошёл до дороги, где шло деревенское население, никого не увидел. Пошёл по их следам. От нас отставали 2-3 больных пожилых людей. Помог им. Я не мог найти дорогу по которой шли люди, к тому же ничего не знал про свою семью. Вокруг был снег, все замерзло. 3 дня без еды остались в лесу. Была морозная погода, но мы вспотели. Отставшие от рядов, спасшиеся от стрельбы, все мы собрались вместе. Женщины, дети, старики и молодые, нас было 120 – 130 человек. Остались в лесу еще 3 дня, армяне поставили посты на дорогах, где мы могли пройти. Когда мы собрались перейти в село Гюлаблы Агдамского района, началась стрельба. Кто погиб, а кто спасся. Вблизи деревни Дахраз армяне взяли нас в плен, 3 дня держали нас без еды и воды. Нас было примерно 50 – 60 человек. Выбрали 12 – 13 видных, здоровых парней, увезли их, все еще от них нет вестей, живы они или мертвы, не знаем. Потом из толпы выделили еще 19 человек, среди которых был и я. Отобрали все, что было у нас, даже забрали одежду.

Женщин, детей, стариков увезли в сторону Абдал-Гюлаблы, а нас посадили в КАМАЗ. Сказали, что нас везут в Ханкенди, там есть 2 азербайджанца, в Шуше есть 21 пленных армян, нас обменяют на них. Привезли нас в тюрьму, видим, там не два, а большое количество азербайджанцев. За неделю до этого в Ходжавенде было сражение, население взяли в плен и держали здесь. В одной камере вместо положенных 6 – 7 человек держали

12 – 13. Вокруг зимний мороз, в окнах нет стёкол, на полу большие дыры, сквозь которую холодный поток врывался вовнутрь, отчего мы замерзали.

Мы были голодны, нас содержали в холодном помещении, избивали каждый день. Армяне, родственники которых которых погибли в сражениях избивали нас, будто этим успокаивали себя. Нападали впятером на одного человека и били. По шуму приближающихся шагов знали что идут армяне, говорил соседям идут наши “друзья”. Все еще волнуюсь, рассказывая про те дни.

6 месяцев и 25 дней я пережил много неприятностей. Как можно творить эти зверства? Думая об этом чуть не теряю рассудок. Весь день нас избивали. За эти 6 месяцев нам не дали и 1 килограмма хлеба. Эти вандалы не давали и воды. Приводили к нам маленьких армянских детей. Показывали на нас и говорили, смотрите, это последние турки, которых вы видите, больше не увидете живого мусульианина, они наши кровные враги. Мы были небритыми, армяне поджигали бумажку, давали детям, чтобы они подпалили нашу бороду. Когда мы отворачивали голову, били прикладом автомата и дубинкой, говорили не обижайте детей. Отвёрткой, клещами выдергивали зубы. У меня выдернули 12 зуба, до сих пор мои дёсна не держат протез…

6 месяцев и 25 дней во мраке...После возвращения из плена 2 раза перенес операцию, но все ещё моё здоровье не удовлетворительно. По истечении голодных 12 дней нам дали хлеб, есть мы не могли. Были и те, кто умер от голода и жажды. Не было хлеба и воды, чтобы их накормить, ничего предпринять не смогли. Наконец в камере нас осталось 7-8 человек, всем дали всего одну банку воды.

Приходили из Общества Красного Креста и Полумесяца, спрашивали как мы живем, как за нами ухаживают? Боялись, поэтому молчали. Переводчик был армянином, даже если мы сказали правду, он перевёл бы? Англичане сами все видели и понимали. Один из них попросил нас открыть рот. Увидел, что полость рта в ужасном состоянии, язык весь высох. Покачал головой и ушел. Через 3 дня после их визита нам дали старые одеяла, будто спали под 15 килограммовым матрацем. Потом они стали обменивать пленных. В камере было всего 2 человека, который мог стоять на ногах: я и Юсиф. Другие ходить не могли, почти падали. Забрали меня и Юсифа, спросили у нас, есть ли у нас связи, чтобы найти их братьев для обмена их с нами. Я ответил, что если будут живы, наверняка обменяют. Братьев этих армян арестовал покойный Исмет Гаибов, они должны были быть в Нахичевани.

Посадили нас в машину, должны были повезти в Ереван, а оттуда в Горис. Заставили нас написать письма. Я написал своему тестю, который жил в Барде, попросил передать письмо брату, если он жив, пусть найдет этих армян и обменяет на нас. Брат был образованным человеком, окончил партшколу. В то время покойный Гейдар Алиев работал в Верховном Совете Нахичеванской АССР. Брат встречается с ним, рассказывает про случившееся, показывает письмо, а он выясняет, что этих армян несколько дней назад отправили в Шувелян. В Шувеляне им говорят, что есть один пастух, его сыновья пропали в операции Шуша-Дашалты, он забрал этих армян. Брат с трудом находит его, а он из-за своих сыновей не хочет отдавать армян. Ему говорят, что приведем для вас 5 армян, но нам нужны именно эти армяне. Мужчина с трудом соглашается. Все это время нас держали в подвале дома какого-то армянина, нас уже не пытали. Хоть спали на бетонном полу, но нам давали еду, воду, иногда и сигареты. Сигареты приносил человек по имени Сержик. Я спросил у

него, если там не найдут ваших людей или они будут мертвыми, то что будет с нами дальше? Он подумав ответил, вернут наших людей живыми, вы вернетесь живыми, отдадут мертвыми, мы тоже вернем ваши тела.

Было 9, то ли 10 мая, точно не помню, из улицы доносился шум и гвалт, автоматная очередь. Утром спросил у Сержика, что там случилось, он ответил что наши взяли Шушу, она уже наша. Не поверил, сказал Юсифу, что хочет оказывать на нас давление. Разве можно взять Шушу? В Шуше есть одна дорога, ее пройти невозможно. Оказалось, что он прав.

За все время нашего пребывания там мы ничего не знали про свои семьи. Видели, что Сержик говорил по рации, но не знали с кем он говорит, с моим или его братом? Попросил его узнать с кем они говорят. Он ответил, что не имеет занчения, они ваши братья.

Нас повезли в дом тети Сержика. 10 дней остались там. Тогда заложников обменивал Эльдар Багиров, его подорвали на мине, поэтому обмен не состоялся. Потом нас отвезли в другое место, похожее на тюрьму, там были и армяне. Нас должны были обменять, поэтому на не били. Через некоторое время пришел Сержик, сказал, что через пару дней нас заберут. Мы обросли бородой, были видны лишь глаза. Привезли нас в Горис, посадили в ГАЗ-66, я взял за руку Сеида, помог ему. На границе наши понесли его на руках. Я ходил понурый, будто меня взяли в заложники. Думал о своей семье и о том, куда я пойду. Если они шли по лесу в такую погоду, врядли остались живыми, а от родственников вестей не было. Милицейские меня подбадривали, Кямиль, зачем не улыбаешься, ты ведь на Родине?

Братья смогли выйти из окружения. Мой племянник увидел мою супругу, которая плакала над телом нашей дочки, спросил ее, зачем тут сидишь, хочешь попасть в руки армян заложницей? Она встала, не прошли и двух шагов, как армяне подстрелили ей ногу. Подкосившись осталась лежать там же. Собирая тела убитых увидели, что жена моя дышит. Привезли ее в Баку. Жена 6 месяцев пролежала в больнице. Сперва хотели ампутировать ей ногу, но врач обещает ей помочь и сдерживает свое слово. Больше 50 моих родственников стали шехидами. Им жилось трудно. Ныне мы временно обосновались в Мардакяне, в санатории Гюняшли. Что будет дальше, неизвестно…

– Что хотели бы сказать напоследок?

– Мой совет молодым, пройдет век, тысячелетия, пусть никогда не забудут те страдания и беды, которые причинили армяне не только Ходжалы, но и всему Азербайджану. Это труксливй народ, с помощью своих покровителей учинили столько зверств. Мы должны быть готовы отомстить армянам. Несмотря на мои 60 лет, на проблемы со здоровьем, пойду чистить картошку для солдатов, помогу раненым, приложу все усилия. Достаточно того, что Родина будет здравствовать, освободим земли, будем отомщены!

Айсель Талыблы

06.11.2012 07:34

Написать комментарий:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

*